ИГРЫ БОГОВ БЕЗ ПРЕСТОЛОВ. Часть 2. Не создавай себе кумира.

Начало здесь: ЧАСТЬ 1. Бытие. По вере Вашей…

— …Что ты чувствуешь? — Лайт удобно расположился в кровати около брата.
— Как меня это все достало, — вздохнул Найт.
— Что на этот раз?
— Зависимость…
— Ааа… да, непростая вещь. От чего или от кого?
— От других людей, их установок. От того, к чему мы привыкаем. И привязываемся.
— А как ты думаешь, почему у нас возникает зависимость?
— Ну мы хотим этим обладать, чтоб это было НАШИМ. Будь то человек или место жительства, или вещи всякие… Мы связываем с этим что-то теплое и родное, сами холим и лелеем, вкладываем силы, сами придаем этому значение. И потом боимся потерять…
— И ты тогда что начинаешь делать обычно?

Найт удивленно посмотрел на брата:
— Контролировать, конечно!…Это что, кстати, допрос?
Лайт захихикал.
— Я столько всего пропускаю в жизни. Может, зря мы ушли из леса в приют, а? — Найт задумался. — Опять я с головой ушел куда-то… Слушай, а это — тоже контроль?
— Нет, это нежелание брать на себя ответственность за свою жизнь. Это и поиск себя, с одной стороны, и поиск «надежного» и безопасного убежища — с другой. Ты решил попробовать себя здесь. — Лайт улыбнулся. — Никогда ни о чем не жалей — это же бесполезный процесс!
— Что-то мне подсказывает, что это ты меня сюда «невзначай», абсолютно «случайно» привел. А для меня опять это выглядит, будто Я Я Я — а кто же ещё? — это всё сам замутил. Подсовываешь мне вечно свои решения. А сглатываю их словно наживку как свои собственные.

Лайт подозрительно улыбался. Он однозначно снова знал больше.

— И чего ты так боишься? Я чувствую твой страх…дай обниму! — Лайт ласково обнял брата. Найта тут же отпустило, он почувствовал его любовь и заботу.
— Я…понимаешь…я боюсь волшебника обидеть. Он же на мою поддержку надеется.
— А с чего это ты вообще решил думать за него? Волшебник тоже всего лишь как и ты — обычный эльф, который живет обычной жизнью. У него есть всё то же самое, что есть у тебя. Он нас всех очень любит, но очень ко всем привязался. И вы к нему привязались. А так нельзя…
— Почему нельзя?
— Потому что, во-первых, вы учитесь оба отпускать, не цепляться: и ты учишься, и он учится. А во-вторых, тебе нужно стать наконец-то самостоятельным, поверить в свои силы и идти своим путём…
— Ну что ты сравниваешь! У него вообще 144ый…
— …Какая разница, какой уровень! — перебил Лайт. — Качества-то одни и те же. И их с любого уровня признавать придется. Каждая душа эльфа хочет быть свободной. Мы же все говорим об освобождении, а сами на самом деле всё ещё ищем поддержки и любви, преданности и надежности, защиты и стабильности. Мы затыкаем побыстрее дыры там, где было особенно больно, прикрываем их красивой тряпочкой с изображением мандалы и говорим, что у нас уже почти все светло.
— Про тряпочку прикольно! 🙂 Ты прав… Поэтому волшебник так и трясется над приютом — это его творение. Иногда мы ищем замену в чем-то другом, особенно если это становится для нас надежным, стабильным, безопасным. Мы вооружаем новую крепость. Я даже признаюсь тебе в этом! Я вижу или хочу видеть в волшебнике отца, мать — словно обоих родителей одновременно.
— А он в тебе что видит? Ну давай, будь молодцом, догадайся! Ты же ему зачем-то тоже нужен. Бусинки пока отставим в сторону, хотя тут тоже подсказка 😉
— Нуууу, в бусинках — это явно стабильность и опора. Огромная структура приюта. Она — тыл. Надёжный и верный. Он тебя кормит и поит — его нужно поддерживать и расширять… — протянул Найт.
— А ещё?
— Ещё можно получать любовь, ты всегда в центре внимания. Можно много говорить о себе и слышать в ответ похвалу. Ты никогда не один, с тобой всегда кто-то есть. И все эти эльфы возле тебя дают тоже ощущение защиты и безопасности. Да?
— Не знаю 🙂 Это твое восприятие. Значит, и ты искал того же самого, только с «другой стороны». Вы же в одну и ту же игру играете, — улыбнулся Лайт, — А что произойдет, если кто-то захочет уйти или будет что-то такое делать, что волшебнику не понравится или что «не принято» делать?
— Страх? Обида? Не знаю…предательство?
— Точно.
— Прям всё как у меня! — воскликнул Найт. — Я даже признаю это!

Лайт улыбался и восхищался братом. Он словно смаковал, растягивая слова:
— Потому что вы играете в одну и ту же игрууууу. Игру пробуждения. Так как насчет своего пути?
— А куда идти? Опять в лес? Или искать что-то другое?
— Зачем что-то искать? Мы столько с тобой вместе уже прошли, столько всего пережили и повидали. Неужели ты не понял, что есть только одно место, где ты можешь искать, — это твоё сердце. — У Лайта загорелись глаза.
— Ну хорошо, мы пойдем разными путями…Хотя всё равно не понимаю чётко, почему бы не всем вместе? Так же веселее? Правда, постоянно бусинки нужно где-то брать. И всё больше и больше.
— Ну вместе, конечно, веселее. И с бусинками я тебе всегда помогал, когда нужно было. Только куда почти твоя сила уходит? На приют, на общение, на чтение… На то, чтобы искать бусинки. Так ты никогда в свои силы не поверишь, не поверишь, что внутри тебя живет такой же волшебник, прикрываясь тем, что ты еще не дорос. Это бесконечный процесс. Может, будем выходить, а? И начнём жить?
— А разве я не живу?!
— Живешь. В рамках живешь. В «чужом» пространстве, а не в общем. Там ты не хозяин, там ты не свободен. Там есть чужие правила. И они тебе явно не нравятся, я это чувствую. Потому что там тоже многое поменялось. Ты живешь в чужой иллюзии, в которую уже сам начинаешь верить. Короче, живешь в иллюзорной иллюзии! — Лайт захохотал.
«Во загнул…но он прав» — подумал Найт. Он знал, что брат умеет читать его мысли.

— Стань свободным. Не жди ничего от других, но и не позволяй другим тобой «манипулировать», оправдывая их ожидания. И ради Бога, не суди самого себя. И других, разумеется, тоже не суди. У каждого своя правда, и Бог принимает и любит каждого в этой большой игре в познание своего же творения.

— И как Бог только всё успевает?! — помотал головой Найт. — Никогда не мог себе этого представить. КАК он может наблюдать и быть со всеми одновременно? У него столько подопечных, разве ж за всем уследишь?
— Ну это ТЫ не уследишь — ты живешь в мире, где есть время. А Бог на то и Бог, что он все умеет. А у нас ещё всё проще устроено: смотри на других вокруг тебя и сразу поймешь, что тебе ещё внутри себя увидеть и принять нужно.
— Да уж, Бог тот ещё хитрец!

Продолжение следует…

Леночка коуч

Мы с Катюхой сняли в Киеве квартиру на время пребывания. В спальном районе, ничего особенного. На сатсанге подходит ко мне Надюша, одна из организаторов, и просит пустить к нам на одну ночь женщину, она вроде как ничего не нашла, где спать. Особого восторга у нас этот факт, конечно, не вызвал, ибо человека не знаем, вечером мы собирались вместе посидеть с ребятами, Лена ходить много не хотела, ибо с сумками за день намоталась, ключ у нас один, где квартира — Лена сама бы не нашла, несмотря на мой скриншот и адрес. Гугл тут не в помощь. Вообщем, свалилось нам на голову счастье. Но почему бы человеку не помочь? Испытания тебе сразу, Катерина, подумала я…

Сидим мы с ребятами в кафе, Лена пошла куда-то банкомат вроде искать какой-то определенный, наверное, сбербанка. Пришла к отелю, где мы были, а в кафе мы сидим минут 5 пешком от Майдана. И вот я выбегаю на улицу полураздетая и пытаюсь Лене по телефону объяснить, ГДЕ мы сидим. Объясняла я, видимо, очень «круто», потому что Лена два раза потерялась.

— Тут недалеко от этой золотой статуи…рядом есть альфа-банк…
— а улица какая?
— а фиг знает, щас спрошу, — мимо проходит молодая пара, — ребят, улица тут какая? А, Крещатик улица, — объясняю Лене. Тут уже параллельно арабы мимо меня идут “Прывет, как дИла”. Вообщем, Лена нас-таки нашла.

…Едем втроем домой, там от метро идти минут 15. Идём. Мы с Катюхой только пару слов можем вставить, ибо у Лены монолог. И чем только она не занималась, всякими психологическими и энергетическими практиками — я только слова такие “страшные” знаю, но некоторые практики тоже пробовала, и результат какой-никакой тоже был — всё-таки всё “правильно” и во благо на разных этапах. Да и каждому своё. Просто столько намешано всего в одну кучу — легко запутаться и сложно самой из этого вылезти. Да и распыляешься туда, сюда, а толку меньше. Ну это моё мнение, конечно. Это как в анекдоте:

— а зачем ты сразу на трех диетах одновременно сидишь?
— так я одной не наедаюсь!

Ну этот период мы все проходим: сначала читаем груду книжек, смотрим кучу видео и считаем себя шибко умными знатоками человеческих проблем, включая свои собственные. Потом постепенно приходит осознание, что на одних знаниях далеко не уедешь: ими только можно поучать других, да кошкам и собакам рассказывать, ну или коровам — они тоже кстати умные, — а вот жизнь твоя от этого не меняется, даже если ты знаешь, КТО виноват в твоих всех бедах. Конечно, на этом этапе кто-то виноват! Родители любви не додали/бросили/свободы не дали или наоборот/образование не то навязали или совсем ничего не подсказали — ууууух окаянные! Словом, прям такое «бедное» детство и, как говорится, деревянные игрушки, к потолку прибитые. Или вон Галька, подруга еще называется! — в 10 классе предала и всю жизнь испортила, доверия к людям теперь нет совсем, старая соседка Зойка порчу навела, продавщица огурцов прокляла итд. Мужик бросил, ушел, а я его, падлюку, любила и все для него, для него, и готовила, и жрица, и хозяйка каких еще поискать! Вот скотина такая неблагодарная! Если б не он, я б уж давно счастливая ходила и радостью попукивала, а то теперь вся жизнь наперекосяк. И не государство у нас, а сплошные обманщики, совсем о своем народе не заботятся, а мы, беспомощные, лишь влачим свое существование. Это я, товарищи, утрирую, конечно, но все мы ищем поначалу причины во вне, в ком-то другом, ну согласитесь?! А в зеркале тебе строит недовольное лицо чувак, который это все подстроил и наподлянил. Для Высшей цели, между прочим. Для нашего роста и развития.

И начинаешь попой своей шевелиться в какую-то КОНКРЕТНУЮ сторону, а не так, потирать ею уныло диван, падая на него после работы в жалостливых муках о себе да о судьбе своей горемычной, смотря фильмы интересные. И понимаешь, что действия какие-то нужны, что обиды твои на себя, других и жизнь просто так из подсознания не вытащить одним только пониманием происходящего. Что гнев на Бога твой («за что мне все это го*нище!?») — как мертвому припарка. И вот тут начинается самое интересное! И практики разные, и психология, и гештальт-терапия, и письмо напиши всем близким и поплачь, и медитации, и каналы энергетические. Уж если засосет в эту пучину, тут главное, — набарахтавшись, — вовремя оттуда вылезти и куда-то в одно русло свои усилия и энергию направлять, ну или совмещать как-то интуитивно. Хотя, наверно, раз это в мире существует, имеет место быть, значит, все оно нужно и кому-то где-то полезно. Прям как скрытый коммунизм: от каждого — по способностям, каждому — по потребностям. И мир на все найдет решение и методы.

Возвращаясь к теме, Леночка наша, по ходу, перепробовала уже все существующие практики. Недаром, ее наша Айа «Лена коуч» назвала, ничего о ней не зная. Мы сели пить чай, Лена рассказывала о себе, своей жизни — тут мы с Катюхой поняли, что наши «ох» и «ах» в вопросах нашей бедной судьбинушки просто охренели и померкли от такой информации. Вот это жизнь так жизнь у человека!… И насилие детское, и 6-7 попыток самоубийства, и куча всего…Это ж какая сильная Душа у человека должна быть, чтоб на такую хрень подписаться! Я кстати, у Лены разрешения спросила написать, если что. И она сказала, что готова об этом говорить, потому что есть наверняка, много людей, которые испытали подобное…и это может им помочь. Сидим мы, чай пьем, и мне идут образы…третью чакру ее вижу всю в червях каких-то, тяжесть ее ощущаю… На Катюху смотрю и говорю:

— Ты знаешь, мне прям ей потоки хочется провести, вот прям идет…если она, конечно, согласна? — смотрю на Лену. Лена согласилась без сомнений.

Я села на полу, Лена стоя.
В медитации Лена «лежала» на Земле на животе, и Земля своим мощным потоком словно «пробила» третью чакру, оттуда разное полезло, но оно все очищалось. Земля-матушка потом ее ноги «затянула», там какие-то штыри стояли, постепенно выходили. Леночка сама умничка — очень помогала работать, сама все очищала, повторяла, проговаривала что-то свое для освобождения. Это и есть гарантия, так сказать, результата — когда человек сам максимально включен в работу, а не ждет у моря погоды. Потом тело зашло в землю по самую шею, и начали отслаиваться пласты как у капусты, столько всего закрыто вокруг. Потом внутри этих пластов я увидела маленькую девочку лет 2-3 (этот образ у меня уже не раз приходил в работе с людьми — так, видимо, проще для восприятия), которая такая невинная и чистая просто мечется в этой «капусте» как зверек в клетке. И все, началось: с этого момента слезы у меня текли, практически не переставая, до самого конца медитации. А Лена…смотрю, не плачет. Не может разрыдаться — видимо, постоянное накопление эмоций, желание быть сильной, страх показаться слабой — я и в себе это четко увидела. Не просто так же человек приходит, а как зеркало какой-то части Тебя самого. И прям как огромное облако этих эмоций внутри, а чувствую — выхода им нет. Так тяжело это, оказывается, носить в себе!… И обиды из детского насилия вылезли. И, разумеется, это очень сложно, да и невозможно, я бы сказала, просто представить этого человека и простить. Но можно «подняться» выше, на уровень Душ и представить, КАК тебя любит эта Душа, раз согласилась для тебя здесь, на Земле, в этой жизни, сыграть такой жестокий спектакль!… В итоге девочку мы обнимали, любили, прощали, освобождали и наконец-то освободили — смотрю, побежала… У меня уже вроде все и прошло, ничего не идет, я просто сижу, созерцаю, а слышу — Леночка еще что-то сама повторяет, дорабатывает. И я понимаю, что тем самым я освободила что-то, свою маленькую девочку и в себе…

На следующий день, в Школе Целителя, мы на одной из медитаций стояли с Леной неподалеку друг от друга. И слышу, кто-то плачет…я приоткрыла глаза в надежде, что это она. И действительно, ее пробило на слезы… Слезы очищения.

Вот так, в единстве мы помогаем друг другу. Если нас что-то бесит, раздражает, радует, восхищает (и прочие эмоции) в других людях — это всегда части нас самих. Пусть заброшенные, задавленные, забытые и спрятанные — но они есть, они показывают нам, что время пришло. Время освобождения.

Благодарю тебя, Леночка! За тебя и за себя!

Концерт Девы Премал. Звезды внутри…

Дева Премал, Фурт

— …когда Вы так много апплодируете, это нас немного смущает — мы начинаем думать, что у нас какое-то вручение Оскара и мы определям, кто здесь самый лучший. Мы все одно, — улыбаясь, сказала Дева Премал. — Здесь некому хлопать. Ну разве что самим себе…
— это так смешно, когда вы не знаете, хлопать или нет, — улыбнулся Митен, — если у вас есть сомнение, делать или нет, я могу вам посоветовать одно: лучше пойте вместе с нами.

Музыка на Ютубе не передает и 10% того, что можно услышать в живую. Тут еще есть нюанс: «чем» ты слушаешь. И если ты слушаешь сердцем, то ты входишь в медитацию, в зале для тебя действительно открываются «врата в небеса», как сравнил Митен. Это не было просто концертом — это было погружение в общее пение, в единство, в Божественность… Это такая мощная сила, вибрация, когда огромный зал хором поет ОМ… Это просто непередаваемо словами.

Когда я покупала билеты, еще летом, конечно, я смотрела Мюнхен. Но его почему-то в списке туров не было, и я взяла билет в Фюрт — это пригород Нюрнберга, 150 км примерно от нас. Как выяснилось вчера, это был их последний концерт их 6-недельного тура по миру.

— Может, кто не знает, — Нюрнберг — это моя Родина, — сказала Дева, — и поэтому для меня завершить наш круг здесь — это что-то особенное. У меня такое ощущение, что мы возили наши песни, мантры как жемчужинку вокруг целого Мира. И вот она вернулась снова сюда…

Дева Премал говорила практически всегда между песнями на немецком, а Митен — на английском (он родом из Лондона). Они познакомились более 20 лет назад в ашраме Ошо. Свое духовное имя Дева получила там же. От нее исходит безумная женственность, легкость и нежность. И конечно, Свет. Митен — мудрость и юмор, внутренняя тишина и сила.

— Недавно мы выпустили книгу. Внезапно, неожиданно для нас самих мы вдруг стали писателями, — смеется Дева. — Пока что она издана только на немецком языке.
— Да…это моя первая в жизни к книга, — раздумчиво добавил Митен, — и она — представляете?! — на немецком! — Зал смеется.
— На самом деле я тоже писала на английском, а ее потом перевели на немецкий, — добавила Премал.

Маноуз — это нечто необыкновенное. Родом он с Непала, для меня он выглядит настоящим индейцем-шаманом, хотя я таковых лично не встречала. Кажется, вот-вот, и из-за сцены выйдет его белый волк как из Игр престолов. А бубен у него и так уже был. Когда он начинает просто издавал горловые звуки — ты слышишь зов природы, все его существо — это единство с чем-то огромным, истинным, естественным, близким, родным, но забытым. Особенно в городах. В своем пении, голосе он излучает и олицетворяет саму Жизнь. Он ее воспевает и празднует. А я сижу каждый день в офисе и пытаюсь найти причины, по которым я могу быть кому-то полезной, тем самым одновременно пытаясь удовлетворить хоть какую-то часть своего недовольного, требовательного и ненасытного эго. Все ему мало, и довольным оно бывает ну очень редко — все остальное время занято критикой, сравнением, разочарованиями и несделанными делами. Бесспорно, ему перепадают какие-то крупицы радости, когда я чувствую внунтренную удовлетворенность, когда меня хвалят за что-то (но по ДЕЛУ, без лести!), когда есть спокойствие и немного благодарности. Но эта радость и в десятой доли не заменит мне той радости, когда ты ничего не ожидала, просто поделилась опытом, эмоциями, историей с кем-то, а человеку радостно стало, светло или осознал он что. А уж радости нет предела, когда я вижу, как меняются люди вокруг меня, — а это значит, меняюсь я сама! — это радость от Творения своей Души, если можно так выразиться. Хм, а почему нельзя, собственно? — в моей Вселенной можно все 🙂

Митен взял попить огромный стакан с водой, который поставили рядом с его стулом, поднял и сказал:
— Сразу видно, что мы в Баварии. Только здесь такие приносят (стакан, так сказать, поллитровый). В Мюнхене был такой же, только литровый 🙂

Команда поющих светлячков буквально за 5 минут растормошила весь зал, и люди раскрылись, сами пошли в пляс под «Намасте».

— Намасте означает «приветствую Божественное в тебе», — объяснила Дева. — Давайте во время пения медитации мы будем петь ее друг другу, точнее рядом стоящему человеку…
— И желательно, незнакомому, — пояснил Митен. — Глядя ему в глаза и обращаясь к Божественному в нем.

Да, со стороны можно подумать, что это секта. Но как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы в инстаграмм не постило. Когда мы пели мантру, Митен лишь между строк мелодично вставлял свои «а теперь к другому человеку повернитесь», «еще к одному», «еще одного найдите человека»…

Несколько их песен меня просто переворачивало изнутри: сплошные эмоции, в глазах — слезы, в горле — комок. И лишь когда мы начинали всем залом петь вместе с Девой Премал, то комок словно выходил и горло освобождалось. На одной из песен я даже отодвинулась слегда от спинки стула и «села» в медитацию, провела себе потоки Триединства. Все проходило с какой-то даже бешеной скоростью независимо от меня, за которой я еле успевала.

— А теперь я спою песню о Любви, — сказал Митен. — Для моей спутницы. — В зале наступила тишина.
— Это я, — скромно сказала Дева Премал, и все засмеялись, — да, да, я уточняю, потому что если в песне нет слова «Бейби», то никогда и не узнаешь, кто объект любви. Просто облако или это духовый учитель. Очень часто песни посвящались его духовному наставнику — Ошо…

Митен начал петь… О Любви. Это было так потрясающе. Трогательно. Просто. Он словно доставал ноты из самого сердца, они лились и наполняли весь зал. Я готова была рыдать. Я, конечно, не разу лично не сидела в зале (но хотела бы), где Киркоров пел Пугачевой «Янерафаэля», — может, истинная любовь везде звучит одинаково? Шучу, конечно! Но разница у них в возрасте и правда тоже больше 20 лет…

It’s a natural affair,
no mistery there
it’s exactly as it is
I simply love you…

Сейчас это кажется набором слов, а из его уст, в его исполнении, с его музыкой и гитарой — это целая Вселенная, это наполненность Любовью.
Моя сердечная чакра просто сходила с ума — она так вибрировала, что мне казалось, мой стул от меня потрясывает: словно ударяло своим стуком по всему телу и проводило его в дружение. Но это был не стук — это была вибрация.

После концерта я подошла ближе к сцене, чтобы их сфотографировать. Потом Дева спустилась в зал и стала обнимать каких-то знакомых. Начали вокруг собираться люди. Мне безумно хотелось ее поблагодарить. Я подошла к ней и, обняв, сказала:
— Вы такая чудесная, спасибо Вам! Это такие вибрации — все тело вибрирует, весь зал в вибрации. Моя сердечная чакра просто мотается!

Она обняла меня еще раз, ничего не сказав, просто глядя на меня своими лучистыми глазами и улыбаясь.
— Вы чувствуете? — сказала я ей, пытаясь передать ей вибрацию своего сердца.

У меня было такое состояние, что просто вынесло напрочь весь мозг и остались одни ощущения. И я была безумно рада самой себе, что просто подошла и обняла, сказала без страха и стеснения то, что было внутри.

— Наверно, наркоманка, — сказали бы про меня разные всезнающие бабушки у подъезда, увидев меня с такими безумными глазами.

Долго не могла уснуть. Да и спала кое-как. Опять в ногах и во всем теле было ощущение перенасыщения, удивительной переполненности энергией. Это как пытаться заснуть, пока у тебя внутри с бешеной скоростью движутся звезды. Ну точно «передоз»!

Влюбленность в людей

Я, наверное, и правда немного влюбляюсь в людей и привязываюсь. По крайней мере мне всегда Ксюха об этом говорит. Чувствую, что прям скучаю по людям, скучаю по старым коллегам, по временам, по атмосфере, по той «СЕБЕ». А может, по временам тем, а может, по своим ощущениям. Именно тогда мы, наверное, возвращаемся в прошлое, когда очень скучаем по этим людям либо они вызвали в нас когда-то яркие ощущения — будь они со знаком «плюс» или со знаком «минус».

Видимо, это привязки, которые так работают: они тянут наш ум, а соответственно всю энергию туда, назад, в прошлое. И мы там залипаем своим сознанием, своими мыслями: мы снова проживаем несчастную любовь, испытываем страхи, разочарования, обижаемся, страдаем, впадаем в жалость или в чувство вины. Вообщем, сидим как недовольные буки в темном болоте. Потому что мы из этих наших качеств еще не вышли, мы несвободны. То, о чем мы чаще всего думаем, то нас и беспокоит, именно там наши мысли и — соответственно — наша энергия.

Главное — не стесняться самому же себе признаваться в наличии этих мыслей, качеств, эмоций. Спрашивать себя (особенно женщинам): а ЧТО я сейчас чувствую и почему? Это уже половина проделанной работы. И принимать их, благодарить, отпускать… Тормозить себя каждый раз, когда начинаешь сравнивать себя с другими или кому-то себя доказывать. Просто тормозить, как шлагбаумом и наблюдать: зачем я это сейчас делаю, что мною движет, какое качество? Нет ничего приятнее чем быть собой, просто быть… И нужно очищать место в своей голове и в своих эмоциях для вот этого вот Я, для бытия.

Чем больше очищаешь себя, тем меньше возвращений в прошлое, тем больше какого-то легкого и беззаботного бытия, тем больше хочется улыбаться просто так 😉

Зашла только что в магазин, тетенька на кассе радостно сообщила, что на выходных снова будет солнышко.
— ой, а то я думала, уже кончилось лето, как это обычно бывает. — лето в Германии в целом очень переменчивое.
— Ну еще пару недель и всё, придет осень. Доброго дня Вам! — пожелала мне тетенька и расхохоталась.

Действительно, как быстро летит время! Я совсем не успеваю ЖИТЬ!!!! 😉

Электричка и Любофф

Еду вчера на электричке. Напротив меня — молодая девушка лет 25-ти разговаривает по телефону. Я бы и не обратила внимания, я редко рассматриваю людей — ну разве что они мне очень нравятся — но у нее была очень забавная прическа. Волосы короткие, на кончиках покрашенные прям в белый цвет, хотя сама она брюнетка, и «уложены» во что-то в стиле «Разбуди меня в четыре, я коров пойду пугать». Ну или «Я упала с сеновала, тормозила головой». Посмотрела на нее и забыла — уткнулась в телефон, ну иногда поглядываю в окошко. Все-таки весна 🙂

О себе леди напротив стала напоминать своим монотонным телефонным разговором: практически через слово она стала повторять «потому что ты мне что-что должен».

— … Ну я уже почти приехала, мне еще 10 минут и я дома!
— …
— потому что ты мне что-то должен!
— …
— ну так говорят, если я тебе что-то приятное сделала, то ты мне что-то должен
— …
— почему? Пока ты выйдешь из дома и приедешь ко мне, как раз я буду уже там
— …
— потому что ты должен!
— …
— ты мог бы помочь собрать мне сумку!…
— …
— ну ладно, если не хочешь…просто я хочу, чтобы ты ко мне пришёл
— …
— потому что ты мне что-то должен
— …
— и просто чтобы ты был рядом
— …
— мы увидимся? Ты должен отдать мне долг!…
— …

Современный мир. Где женщина умоляет о свиданке. Симпатичная. С креативной прической. Ну разве что «немного» напористая и — судя по всему — скучающая по мужскому теплу. А может, и безумно влюбленная. У меня были смешанные чувства, когда я её была вынуждена её слушать. И мужчине хотелось крикнуть в трубку: беги, Форрест, беги. И ей хотелось сказать: да ничего он тебе не должен, зачем ты так себя навязываешь?… И грустно, что в мире так много бессмысленных отношений, где каждый прячется от собственного одиночества в иллюзорном ожидании, что найдется Mr или Ms Right, кто сможет сделать тебя счастливым.

Почему в школе не бывает уроков Жизни? Уроков взаимоотношений. Уроков законов Вселенной: причины и следствия. Где бы учили выражать свои чувства, где бы объясняли иллюзорность добра или зла, где бы говорили о истинных ценностях семьи, где бы можно было свободно дискутировать о разных религиях, где бы каждый рассматривался как индивидуал, как личность и часть Единого Целого. Школа, которая помогала стать Человеком. Достойным, искренним, любящим и уважающим себя.

Нас совершенно не учили говорить о чувствах. О том, что мы рады, что мы счастливы, что любим или ненавидим, что нам больно… Я почему-то всегда думала о своих родителях, что они взрослые и все знают, что особо-то и не чувствуют. Это ТОЛЬКО У МЕНЯ внутри бушуют страсти, а сказать о них я не решаюсь и не могу, потому что в семье так «не принято». И так по цепочке это передается и перекладывается на все отношения в моей жизни: будь то друзья, родственники, подруги, брат, любимый мужчина. Теперь я учусь говорить о чувствах, поэтому, наверно, и другим этого искренне желаю.

И хочется добавить, что о каждом из вас, друзья мои в фейсбуке, я иногда вспоминаю и думаю 😉 каждый — как отпечаток на сердце в моей жизни. Случайностей не бывает, поэтому зачем-то мы все здесь встречаемся. И я вам за всё благодарна! Неважно, как часто и когда мы виделись в последний раз. А с некоторыми даже и не виделись 🙂 Спасибо, что вы есть в моей жизни!

Про разную Любофф

В годы моей учебы в универе я искала квартиру на 2-ом курсе, ну или скорее комнату (ибо квартира дорого). Тетя Наташа (все та же) поговорила со своей соседкой Ольгой, которая кого-то хотела к себе «пустить», и я тогда целый год снимала у нее комнату.

Т.Оле было в то время около 40-42 лет, и она работала сторожем в какой-то котельной. Ее дочка Юлька — воспитанная хаотично, росшая среди маминых мужиков и попоек-посиделок, отца никогда не знавшая — была довольно сложным, неуправляемым и, на мой взгляд, несчастным ребенком, не знавшим любви, но понимавшим крик и ремень. Еще у нас, точнее у т.Оли, была собака Чапа, белая болонка, но белая она была только один раз, когда я ее подстригла и искупала, а так — серо-с-грязью-смешанная. Чапа была на редкость самостоятельной собакой: сама выходила гулятъ и приходила, ей нужно было только открыть дверь. Собака немного дурная, ибо ей никто не уделял внимание, но очень привязчивая, добрая и сама по себе не глупая.

Тетя Оля работала иногда сутки через трое, а я жила в одной из комнат ее 3-хкомнатной квартиры, смотрела за Юлькой и проверяла немного ее уроки — она как раз пошла в первый класс. Иногда к нам приходил дядя Юра. Сам по себе не агрессивный, добрый дядька-лопух-алкоголик. Но пил он не запоями, а так, каждый день по чуть-чуть. Тетя Оля с дядей Колей часто просто по полдня валялись в кровати, пока Юлька носилась с пацанами по двору, а я грызла гранит науки в зданиях альма-матер или местной библиотеки. Пару раз они при мне выбегали из спальни голыми на стук во входную дверь (звонка у нас не было, конечно), но потом спохватывались, что я тоже дома. Я смущалась, но за них радовалась — все-таки такая любовь-морковь…

Иногда дяде Коле было скучно одному пить пиво, и тут на крыльях прилетал тетяолин брат — дядя Андрей, очень веселый мужичок, особенно когда пьяный. Дядю Андрея иногда выгоняла жена из дома за бухло, и тогда дядя Андрей спал у нас в зале, с утра кое-как вставал, работал, а вечером все дружно собирались на кухне. Но потом его жена забирала обратно, ибо д.Андрею у нас очень нравилось, и его неплохие доходы шли на пиво и прочую роскошь типа рыбы и макарон на нашем столе.

Однажды тетя Оля за стаканчиком пива разоткровенничалась, что дядя Коля не такой уж и святой, каким кажется, и даже как-то награждал ее какой-то очень женственной, но очень венерической болезнью и слезно просил прощения. И тетя Оля простила. И они вместе лечились несколько месяцев в диспансере. Любовь…она же такая!

О тете Наташе. Любовь. 2

(Начало здесь: О т.Наташе. Начало)

Несмотря на свой вроде бы не очень-то и симпотичный вид (да простит меня моя внутренняя женщина), поклонников у т. Наташи было хоть отбавляй. И не простые такие кавалеры, а галантные, услужливые, джентельмены, каких в фильмах показывают и каких я никогда до этого не видела ни среди ровесников, ни среди взрослых родственников-мужчин. Словом, «порода» мужчин не для каждого, а для Женщины Особенной. Именно этому качеству я в т.Наташе и поражалась. Она всегда с такой непринужденностью рассказывала о каком-нибудь своем любимом, что я диву давалась: ну какая Женщина, ну ничего ей от мужчин не надо — она их ПРОСТО любит! А они ей — и драгоценности, и замуж пошли, и вот тебе шмоток давай куплю. А она:

— Ах что Вы, сударь, извольте! Не нужны мне ваши материальности, я не из-за них с Вами между прочим! — и такая легкая и гордая убегает от него… Ну это все в моей субъективной интерпретации иллюзорного мира, разумеется.

Не, ну чем не романтичная героиня? Я была, честно признаться, тогда в свои 20 лет в небывалом восторге и лишний раз я сама себе подтвердила свою юношеско-максималистическую теорию, что люди любят на самом деле за Душу, а не за внешность.

В одно время т.Наташа ездила в Санкт-Петербург к какой-то дальней родственнице, это жуть как давно было, Светка еще пешком под стол ходила. (Уж не знаю, играл ли ребенок хоть когда-то в песочнице…Бактерии всякие же ж) И там познакомилась с ПрЫнцем. ПрЫнц петербургский сразу после этой встречи жениться захотел. Видимо, очень сильно, потому что прям сразу. Мечта любой бабы. Даже не потому, что она бы за любого замуж пошла, но согласитесь, девоньки, приятно все равно? Тетя Наташа женщина же серьезная, она сразу замуж ну никак не могла, видимо. Поэтому дружили они как-то так, на расстоянии, он звал к себе… И что-то потом с ним случилось (ой не помню, что точно), и покинул он наш мир. Такая грустная история. Даже ни с кем не успела познакомить…ни с родителями, ни с дочерью.

Потом у тети Наташи был Андрей. Предводитель всех бандитских группировок середины 90-х годов. Ну это я утрирую, конечно. Просто бандит. Который как-то был связан с администрацией города и продажей оружия в Чечню. Словом, какая-то там была передряга, и им пришлось всем бежать. Сначала в Москву, а потом в Москве им хорошенько так пригрозили, мол, лучше покиньте страну. Поскольку у Андрея денег было немерено, да к тому же жил его один очень богатый товарищ в Австрии, он туда и свалил. Товарищ вроде как архитектор и типа подарил ему дом, куда Андрей и переехал. И начал жить спокойной жизнью, без преследований. Только вот по тете Наташе скучал…

У Андрея было двое сыновей, жена его сначала очень сильно бухала, а потом скончалась. Старший Сергей учился в Университете в Орене, а позже — поскольку шибко умный и талантливый — перевелся в Москву. Мелкому было что-то около 5. Тоже на удивление очень умненький мальчик, прямо вундеркинд. Позже, когда его отдали в школу, он проскучал первые 2 класса, и уже в 5-ом решал задачки по математике соседским 8-классникам. Сергей, когда познакомился с т.Наташей, сразу полюбил ее как маму, очень ей гордился, представлял своим друзьям как «вторую мать» и даже как-то подарил ей женский строгий костюм (И размер ведь знал! — вот такая бывает любовь к мачехе!). Сергей в силу своего незаурядного ума участвовал в какой-то всероссийской олимпиаде по информатике среди хакеров и занял одно из призовых мест. Словом, мужики, в этой семье что надо — интеллект на высоте.

Встречались тетя Наташа и Андрей в Москве, когда страсти области с Чечней поутихли. И потом он даже приезжал в Орен — к тому времени убивать его уже никто не собирался. Андрей был очень заботливым, но очень ревнивым мужчиной. Покупал ей очень много одежды (и тоже, как и сын, всегда угадывал ее размер), дарил дорогие французские духи, многократно звал замуж… Но тетя Наташа опять не решалась. Да что такое-то, а?! Полстраны баб одиноких сидят, просто о НОРМАЛЬНОМ мужике мечтают! А она на ТАКОГО не решалась! Жрала вареную картошку и по праздникам оливье, вечерами гордо делала контрольные — и НЕ РЕ-ША-ЛАСЬ. Но как оказалось, у тети Наташи была везкая причина: она боялась его, когда он эмоционировал. Иногда он вел себя очень агрессивно, и она не всегда находила средства его успокоить. Он выплескивал свои эмоции в том, что кидал и разбивал в дребезги только что подаренные духи, кидал вещи с балкона. А однажды он даже разрезал кучу новой одежды, которую только что подарил. Потому что т.Наташе все это было не нужно, потому что тетя Наташа не тащила его замуж, потому что тетя Наташа от него ничего не требовала, потому что тетя Наташа не была к нему привязана, потому что она за ним не бегала, потому что она была Гордая Женщина, и это его выбешивало! — пыталась я в то время строить психологические догадки по поводу такого необычного поведения мужика в современном обществе. Сама Непринужденность и Безусловная Любовь сводила его с ума.

Но однажды, когда Андрей в очередной раз сделал ей предложение, она — о Боги! — согласилась! Согласилась бросить все: техникум, контрольные, родителей, вареную картошку…и уехать к нему в немецкоговорящий рай. Он купил ей очень дорогое ожерелье и серьги, ну алмазы там, золото — все дела. И оставил на хранение в одном из Австрийских банков, в сейфе. Он летел на чартерном самолете на встречу с тетей Наташей в Москве. На церемонию собственной свадьбы. Летел он с сыном лучшего друга. И разбился… И этого мужчину не было суждено тете Наташе представить ни родителям, ни дочери…

Что за невезуха такая в жизни?! Почему Бог так несправедлив к ней — думала я тогда?! Ведь она ничего от них не требует совсем, какое-то такое Само Счастье идет к ней в руки, а потом резко отнимается! Может, потому что ей все это не нужно?

Спустя вот уже более 10 лет тетя Наташа никак не может забрать драгоценности, предназначенные для нее. Хотя они ей причитаются по закону. Но она особо и не стремится. Ведь она Женщина Гордая!

(продолжение следует…)

ДДТ. Концерт. Мечты сбываются

Авторский вечер Ю.Шевчука. Не передать словами. Как нельзя передать словами любое искусство. Это эмоции из самых глубин нутра, это муражки до кончиков ногтей и волос, это комок в горле от переполняющих чувств. Уже прошло несколько часов, а комок все стоит… Мне казалось, что мой эмоциональный центр просто переполнялся через край и вибрировал.

Самое «страшное» – что мы вообще не в состоянии передавать то, что творится у нас на душе, когда внутри бушуют океаны. Слова, предложения – это всего–навсего лексико–синтаксический набор языка, отражающий лишь частички какого–то определенного состояния, которые ПРИНЯТО обозначать так или иначе. Но волна муражковых слез, накатывающая будто волна из середины грудной клетки, просто не поддается ни описанию, ни повествованию и ни уж тем более фотографии.

…Продолжать свое сопротивленье
Перелетным сфинксом злой разлуки
Тем, кто контролирует движенье
И гражданскую войну в фейсбуке…

Первый аккорды «Дождя» – и я снова оказываюсь на улицах Оренбурга начала нулевых, иду учиться в 4–ый корпус Гуманитарного факультета. Слушаю двухкассетник у отца на кухне. Таскаюсь с Андреем по недостроенным или, может, уже разрушенным остаткам какого–то детского садика в Степном поселке. Разукрашиваю мелками стены когда–то заброшенной и уже почти растасканной по кирпичам городской больницы, где в некоторых местах открыты лестничные пролеты в несколько этажей и которую я ласково прозвала «Графскими развалинами».

Я слушаю «На небе вороны», озноб словно мелкими стрелами заставляет меня слегка содрогнуться на стуле концертного зала, и вспоминаю свои первые размышления о смерти. Раньше мне казалось, что она черная. Как сны, в которых собственно нет снов как таковых, когда засыпаешь, просыпаешься, а что было посредине – не знаешь. Тебя просто не было. В детстве я думала, что смерть такая. Черная пустота. Но именно в то «нанебевороновское» время я перестала видеть в ней только черное, впервые разглядев в ней Свет и Свободу…

…Свеча догорела, упало кадило,
Земля, застонав, превращалась в могилу.
Я бросилась в небо за легкой синицей –
Теперь я на Воле, я белая птица.
Взлетев на прощанье, кружась над родными,
Смеялась я горя их не понимая:
Мы встретимся вскоре, но будем иными…
Есть Вечная Воля. Зовет меня стая.

Зал ведет себя достаточно сдержанно. Небольшое помещение с обычными стульями в 20 рядов, не больше. Кирпичные стены, одна входная дверь, даже черного хода нет – ничего пафосного.
– Эй, ребята, можно петь! Вы еще не на суде! – смеется Шевчук. – Танцуем хотя бы бровями!

Для меня он не тот Шевчук, которого я «знаю». Он седой и старый. Он больше не тот, что в начале 90–х пел для меня каждый вечер с экрана 3–его местного телеканала в передаче «Примите поздравления» свою «Что такое осень» и в клипе радостно пинал осенние листья в парке. Да и я больше не школьница 5–ого класса, которая совсем недавно научилась включать без пульта новенький и – для тех времен – очень плоский Фунай с диагональю целых 50 сантиметров, гордо привезенный отцом из воронежской командировки. А также приводить этот же фунайчик в то же самое выключенное состояние. Без палева. Потому что приходишь домой со школы, а пульта ни хрена нигде нет. Потому что добрый папа, блин, телевизор теперь новый ЭКОНОМИТ. И смотреть мы его будем все вместе. По вечерам. Ну и естественно батин канал. Неизвестно, конечно, какой именно из трех каналов вечером будет батиным. Но все три мы сами смогли настроить на этом самом драгоценном пульте. Который, кстати, в целях сохранения своего внешнего вида паковался в красивый пакетик из–под маминых колготок OMSA или Golden Lady. Костюм космонавта.

«На стальных облаках косит прошлое ревностный Бог,
Подрезая людей, чтоб они продолжали расти»

«Вырваться за грань уютной проданной свободы,
Выбраться на волю сквозь витрины–миражи,
Лечь в траву сухую и увидеть свои роды,
Бабка–повитуха–жизнь, хоть что–нибудь скажи»

«…И поведет нас под венец,
У алтаря откроет тайну,
Что все на свете не случайно,
И смерть для жизни – не конец»

«Ты уехал за счастьем – вернулся просто седым»

Шевчук для меня не под стать Расторгуеву, распевающему о стерве–войне и батяне–комбате, Патриотизме и при этом даже не служивщий; не под стать Кругу, которому кольщик должен был бы наколоть купола в условиях тягот и невзгод зарешеточной жизни, хотя сам он в местах не столь отдаленных никогда не был… Дело, конечно, вкуса и кого как вскрывает… «ЮЮ поет о правде и свободе». Просто о Жизни. Со всеми ее тараканами. О во всем виноватой весне. Об осени. О мужчинах и Родине. О водке. О душе наизнанку. О Человеке.

Безмерно ему благодарна.
За мои непередаваемые эмоции.
За скрашенные его песнями «примите поздравления» в Фунае 90–х.
За осень.
За дожди.
За расстрел рассветами.

Другие друзья

Спустя уже более трех (а может, и пяти – теперь уж и не знаю) недель мое тело слабо как–то откликнулось на встречу с друзьями. Они, конечно, были рады меня видеть, мы чудесно все вместе посидели, поужинали, попили винца… Но то ли они мне какие–то чужие друзья, то ли я теперь какая–то ТАМ чужая. Они словно из прошлого, из моего прошлого…Смотрю на них как со стороны, как белая ворона, они вроде бы такие же, но я бесконечно далеко от них или они от меня…Разговоры о работе, о планах, куда поехать, что вместе сделать, кто как учится кататься на лыжах (ну как же так, здесь же Альпы, НУЖНО просто уметь кататься на лыжах, а когда уже начал работать и более–менее появилось что-то в кошельке, просто ОБЯЗАН 🙂 Видно, как кто–то начинает доказывать себя, пытаясь перекричать и привлечь к себе внимание разговором о том, что я–то еще и на сноуборде пробовал, это ваще еще круче! Ах, вы были в кино?! Ооо, это же этот последний фильмммм, я о нем читала, да–да, там же то и се…

Я наблюдала за собой, что когда меня спрашивали, я начинала чем–то делиться, своими какими–то переживаниями, внутренними изменениями итд…и потом отчетливо замечался момент, когда я еще и к сути не подобралась, что хотела сказать или о чем спрашивали, как разговор переключался уже на другую тему, кто–то начинал уводить в сторону, что–то рассказывать итд. И я замолкала, конечно. Т.е. по сути МОИ переживания настоящие никому на хрен неинтересны и ваще не нужны. Вопрос просто для коммуникации, а не для понимания… В эти моменты мне сразу вспомнились слова о том, что НИКТО не заинтересован в том, чтобы спрашивать генератора: хочешь это, хочешь то?… Мне просто сказали: ну вот сидишь ты так в своей включенности или выключенности, ниче не делаешь…на работу тебе не всегда хочется идти. Слушай, да ты ПРОСТО ЛЕНИВАЯ (хохот…)!!!!

Да, – отвечаю я, – так и есть, я просто охеренно ленивая…
– хм, ты наверно, неправильно учиться пошла, тебе бы надо было в музыкальную высшую школу какую–нить или в искусство, вот там как раз такое окружение, которое бы тебя более–менее понимало… Что не надо каждый день ходить на работу, что надо ждать какую–то там музу, вдохновение… а тут среди нас тебя мало кто поймет…
– да, наверно… Я в последнее время вспоминаю себя маленькой, что я любила делать…Ведь я хоть и была достаточно коммуникативным ребенком, но мне очень нравилось и сидеть одной в комнате: рисовать, шить или вязать куклам, записывать какие–то стишки, читать в конце–концов, слушать музыку…
– у тебя в детстве травмы никакой не было? ну что тебя не любили там итд…
– *(занавес)*

После чего разговор опять куда–то сместился в сторону «ой девочки, а мы решили, что нам до 30 обязательно надо родить…не хочу я быть СТАРОЙ мамой!…», а я засобиралась домой… Есть странное ощущение, что мне НУЖНО было туда сходить, чтобы понять, насколько далеко расплываются друг от друга наши льдины, глыбы жизни. Что моему уму это все хоть и нравится: хорошая работа, достаток, друзья, НОРМАЛЬНЫЕ отношения с мужчиной, поездки куда–то вместе в горы, отдыхать, лыжи, все дела… Но внутри меня тошнит от этого… Я чую другую сторону медали этой жизни, эту мистику, эту загадку, эту бесплановость, это чудо… И я хочу туда. Даже если страшно. Мне хочется плакать от того, что я НЕ ЗНАЮ, что ТАМ… Прям ломка какая-то!

Я просто предполагаю, что там и есть то, что кто–то когда–то назвал внутренней свободой. Не просто делать то, что тебе хочется, – а делать то, что хочется твоей Душе, всей твоей Сущности, всему твоему Я, всему Тебе…