Прогулка по Амстердаму

Я-таки собрала свои короткие видео об Амстердаме в одно целое видео 🙂 Нравится мне прям такой процесс созидания чего-то, хоть мой опыт в создании подобных штук почти нулевой, ну скажем, базовый 🙂 Но и Москва не сразу строилась, век живи — век учись. На очереди еще планируется видео о Харлеме.

Сегодня философски думала о том, чем я могу быть полезна людям. В принципе, можно рассмотреть это видео, конечно, как познавательно-развлекательную рубрику ? Приятного просмотра!

Железные птицы

Каждый раз, когда я вижу нашу землю из окна иллюминатора, испытываю неописуемый восторг. Это ж как можно было придумать и создать такую объемную красоту: соединение солнца, неба и облаков разной формы и разных цветов?! И до сих пор каждый раз не могу поверить и осознать, что человек изобрел такую огромную железную птицу, которая летает…

Небо, солнце, самолет

Шереметьево, терминал Б

Шереметьево, терминал Б

Боль неДуши…

Не читайте, если грустные истории не для вас. На этот раз у меня в запасе не так много веселых слов.

К сожалению, в этот раз я приехала в Оренбург из-за тяжелых семейных обстоятельств: моя дорогая бабуля после недавнего инфаркта совсем сдала свои позиции: отказывается есть, иногда пить, испытывает сильные физические боли, судя по тому, КАК она морщит лицо, поворачиваясь или будучи в небольшом приступе… Такая апатчность вовсе ей неприсуща, равно как и отсутствие желания бороться за жизнь. Видимо, пришло ее это самое «время». И это невыносимо больно — будучи земным человеком со всеми эмоциями, чувствами — держать родного и близкого за руку, уходить, прощаясь со слезами на глазах, зная, что это может быть её последний взгляд вслед тебе и вообще последний взгляд…

— Видишь, раньше я была для тебя как ребенок, а теперь ты — для меня, — осторожно глажу по ее растрепавшимся волосам.
— Очень хочется ледяного кефира, — пытается она мне объяснить.
— Можно ей кефир принести? — стоя на коленях у кровати я поворачиваюсь к молодому врачу в маске, стоящему позади меня. Ведь отсутствие этого кефира не продлит ей жизнь, не поможет понизить сахар, не залатает рубец на сердце…

Он отрицательно мотает головой (потому что на днях ее рвало после кефира). А бабушка с закрытыми глазами продолжает просить меня:
— Мне немножко. Он же недорогой совсем…
И я понимаю, что она наивно верит, что сможет холодным кислым кефиром потушить огонь, горящий в её груди. Приближающийся и всё больше разгорающийся огонь очищения…

И я не могу не плакать в этот момент. Слезы просто катятся ручьями от безысходности. Я не могу и не хочу быть сильной. Зачем мне скрывать свои истинные эмоции от человека, который скоро уйдет. Зачем надевать маску, что всё хорошо…? Не лучше ли быть просто собой?
— Я сны плохие вижу… — объясняет мне она. У неё свои особенные знаковые сны, которые она научилась интерпретировать и всегда знала наперед некоторые вещи. — Я очень устала. Я хочу Домой. Может, завтра, послезавтра, а потом — всё…

Невыносимо сложно объяснять, что я не могу остаться дольше посидеть с ней рядышком и подержать за руки, погладить. Потому что это реанимация. Потому что там пускают на 10 минут в халатах, масках и шапочках. Потому что там просто нет стульев. А она всё ищет взглядом стул, снова приоткрыв глаза, беспокоясь, что я на холодном полу и мне негде присесть. А за моей спиной Всё ещё стоит врач и который раз просит меня покинуть палату. А она в своем полубреду не понимает, почему я ухожу…

— Ну посиди со мной ещё немножко… — и сама почти уже впадает в сон, слабо шевеля свою руку в моей.

И я выхожу, залитая слезами, не в силах ей помочь и выполнить ее просьбу…

Во второй раз она была совсем другая: меньше эмоций, меньше каких-то сознательных предложений. Лишь обрывки малопонятных фраз. Видимо, это сильные медикаменты… В моем сердце — всё больше расширяющееся тепло в моей сердечной чакры. В моей душе — одна любовь и благодарность к ней. И я душой готова отпустить её в любой момент, лишь бы помочь избавить от мучений бренного физического тела. Или отпустить лишь просто потому, что так выбрала ее душа. Принять выбор ее души с любовью… И становится все более ясным, что страдание, боль утраты идет не от души, а от наших мирских привязок. И я плачу от того, что скоро она освободится. И мне идет образ, как мы с ней вместе кружимся, словно танцуя, словно я провожаю ее в необыкновенной радости. Вокруг медленно собираются какие-то люди…её мама (моя прабабушка), мой дед, которого я уже несколько дней “вижу” на тонком плане ждущего с цветами. Именно поэтому я начала срочно покупать билеты. Может, именно поэтому у меня никак не получалось купить билеты на этот четверг…

— Когда ты пойдешь? — снова слабо приоткрыв глаза, говорит мне бабуля.
— Куда? Домой сегодня? Сейчас? Или назад когда полечу? — пытаюсь ее понять я.
— На танцы когда пойдешь? Танцы? — и бабушка словно одобрительно пытается мне показать всем своим взглядом, что танцы — это очень хорошо.

Когда я ждала ранний утренний рейс в здании нового терминала Шереметьево, я смотрела сквозь огромное окно зала ожидания на взлетающие самолеты, на стройку, на восходящее и всё ярче светящее солнце. И молилась, и боялась опоздать, и одновременно знала, что прилечу “вовремя”. Её душа “пообещала” меня “подождать”. Слезы непроизвольно катились градом по щекам… И тут справа от меня к окну подошел пожилой мужчина и тоже на несколько секунд посмотрел вдаль. И у меня в очередной раз случилось дежавю. И я словно встрепенулась и поняла, вспомнила, что я это когда-то в какой-то реальности уже переживала и видела. Ощущение, может, пары секунд или даже одной секунды, что времени нет. Что есть вечность и есть лишь момент здесь и сейчас, а вся наша жизнь в режиме “реального” времени есть ни что иное как осознавание и полное проживание себя в этих моментах.

Нам кажется, что в нашей жизни мало времени… да, бесспорно, вот мне за 30, и из моей жизни уходит всё больше близких… И время с каждым годом будто летит быстрее. На самом деле в нашей жизни мало осознанно прожитых моментов с нашими близкими. Моментов, где можно просто смотреть друг другу в глаза, ничего не говорить, а просто улыбаться — ведь мы выбрали друг друга в этой жизни для одной единственной цели: через другого ещё глубже познать самого себя…

П.с. В этом году около дома бабушки расцвело очень много белой сирени. Как никогда. Жаль, что в реанимации цветы запрещены… но ведь мы всегда можем учиться растить в садах своей души всё больше и больше цветов. Хочется прожить еще несколько осознанных моментов с бабулей. И завтра — новый день и очередной шанс таковой осознанности, и, может, мне удастся посадить еще один — пусть и небольшой — цветок в моем саду?

Вот какой ты, северный олень! Зальцбург

Зальцбург встретил солнцем и дождём. Приехали поздновато, когда пробки в сторону юга уже «рассосались», немного прогулялись, пошёл дождь — начали искать, где поужинать поближе к гостинице. Остановили выбор на маленьком итальянском ресторане. Налопалась вкусных макарон со спаржей…

За соседним столиком сидели двое мужчин лет так около 50. Взглянув на одного из них, у меня закралось подозрение, что они оба муж и…муж. Друг друга. Присмотрелась — у них кольца одинаковые. На левой руке, на безымянном пальце. Но ещё больше внимания привлек черненький мальчишка лет 5-6, который с ними сидел. Закралось ещё одно подозрение, что это их приемный ребенок.

— А чё, прикольно! Когда у тебя два отца. Одни мужики в доме, без всяких этих бабских эмоций и психов. Всё четко и просто. По телеку — футбол, хоккей, гонки и всё такое. Приставки всякие и прочие игры. У них вон даже щас игрушки с собой (на столе красовался огромный бэтмен)!!
— Ага. Особенно, если один их них любит готовить, тогда ваще рай!
— Да если никто не готовит — ещё прикольнее! Постоянно пицца и прочая фастфудовская еда на заказ.

Я захихикала и посмотрела на другой столик. Там сидела ещё одна пара «особых» мужчин. Оба лет так 25-27. Судя по всему, недавно познакомились. Что-то было про Тиндер. Один из них так жеманно размахивал руками, кокетливо склонял на бок голову, на английском рассказывая своему собеседнику, какой интересный роман он недавно прочитал, что я практически перестала чувствовать себя женственной. А потом он ещё и заказал тирамису! Поскольку мы сидели около витрины, где тирамису красиво украшали на тарелке, захотелось и мне. Что я, не женщина? Могу себе позволить такой каприз! Ну ладно, ладно… тирамису мне уже до этого захотелось — это же итальянский ресторан, как они и без него?!

— Блин, я уже так наелась, что в меня не полезет!… Что ж делать? Может, с собой в отель взять?…
— Когда есть-то будешь, если сейчас не лезет? Среди ночи внезапно проснешься и хомячить будешь?
— Ну почему внезапно? Я будильник могу завести ?

Зальцбург, Австрия

Зальцбург, Австрия

Зальцбург, Австрия

А ж@па жаждет приключений. Это Питер, детка.

Питер встретил своей стандартной погодой: серым затянутым небом. Уже в аэропорту стало заметно, что я в культурной столице, — огромные красивые картины с подсветками при выдаче багажа. И женщины-таможенники с двумя огромными собаками. То ли наркотики ищут, то ли пытающихся сорвать выборы. Хотя как их можно сорвать? В метро очень много полицейских на входе. Как вчера сказала Яна, “…Катя, какой федеральный бюджет?! Им же раздали по пистолетам, чтоб зарабатывали. Тут либо маленькая зарплата, либо пистолет. Как правило, выгоднее оказывается последнее”.

Питер аэропорт
Питер аэропорт

А ещё мне вчера рассказали «типичный» (цитирую) питерский анекдот:
Звонок в пожарную.
— Приезжайте, тут сильная драка.
— Так вы что нам звоните? Вон в милицию… или в скорую звоните
— А больше некому звонить. Здесь милиция со скорой дерутся…

Питер. Казанский собор
Питер. Казанский собор

Иду вчера к Казанскому собору, а здесь же везде императрицы да Петры Первые ходят. Сфотографироваться очень хотят с гостями культурной столицы. За деньги гостей, разумеется. Ну я им отвечаю, что я не при параде, всё такое. И тут ко мне подходит…КОНЬ. Большой такой. Ну в костюме, переодетый, не Екатерининский конь, слава богу. Грит, с конем не хотите сфотографироваться? А сам приобнял меня за плечо копытом, ну и идет со мной рядом. Уговаривает.

Я хихикаю и говорю:
— До чего дожили. Где это видано, чтоб не русская женщина коня на скаку останавливала, а конь — женщину?!
Аргумент у коня, конечно, нашёлся сразу:
— Ну вот, тем более нужно с ним сфоткаться…

Питер. Музей восковых фигур
Питер. Музей восковых фигур

Питер. Музей восковых фигур

С конем я фотографироваться, естественно, не стала. Потом меня ещё тормозили пару других “Катерин” и даже зебра. Около восковой фигуры Jack Sparrow мужчина начал меня зазывать в музей. Я грю, была мол, уже не раз. Да и времени нет, спасибо… Но мужчина с микрофоном не унимался:
— А вот разве вы были в отделе эротики, где всякие уродства человеческих органов? А разве вы уже видели — и тут он называет каких-то людей наряду со Стасом Михайловым.
— Кто все эти люди, говорю я? Да и Михайлова я вряд ли на лицо узнАю.
— А Осама Бин Ладана видели?
— (смеюсь) К счастью, нет
— Воооот, а он кстати не террористом был, а обычным наемным рабочим, агентом ЦРУ!
— Ой, да вы что, — смеюсь я. — Тем самым интерес моего собеседника, по всей видимости, нехило подогрелся. Ибо в последующие пять минут я узнала, что американцы — это сплошные актеры, им бы всё поярче да помощнее, как в Голливуде. Что в самолете, направленном на башни- “близнецов”, не было людей, а летел автопилот. Что индиго размножаются всё больше и больше. Что самым главным становится шестое чувство. И что американцы никогда не были на луне, а снимали всё в студии.
— Это же очевидно! — воскликнул парниша с микрофоном.
— Так они ж не один раз туда летали, — ехидно подметила я.
— Ха, здрасте! А что там делать?! “Ой, а не слетать бы нам сегодня на луну!” Да вообще есть доказательства, что с современной техникой это даже не-воз-мож-но! Невозможно полететь на луну.
— Ах, ну наверное, наверное… Я не могу утверждать, у меня нет ваших доказательств, — улыбнулась я.

— А вообще там очень много мусора вокруг Земли летает! Да-да, его очень сложно спустить назад! — Видимо, мужику нужно было выговориться. Пока он мне всё это рассказывал, около Джонни Депа успело сфотографироваться около трех человек. Ну почему бы и не послушать, чем живет обычный русский человек, подумала я. Тем более из Питера. Чем забит его ментал и жесткий диск. — Так что скоро мы будем все телепатически общаться, всё к этому идёт! Уже в советское время этим всем интересовались и опыты ставили, просто нам, обычным людям, говорили, что это всё фигня, а на самом деле неееееееееет. И левитировать тоже скоро будем. Ну не мы, ещё пару поколений, и всё это будет.
— (я одобрительно киваю головой) Да и сейчас это всё уже есть…
— Ну что, тогда всего Вам доброго! — неожиданно закончил свой монолог мой нечаянный собеседник. Ибо народ шёл в музей мимо нас и без рекламы. По всей видимости, он чувствовал Бин Ладена и Михайлова своим шестым чувством.

Только сердце

«Эй, гражданина! Ты туда не ходи. Ты сюда ходи. А то снег башка попадет.» («Джентльмены удачи»)

«…Бодхисатва может дать Учение о духовной сущности человека, о том, как её развивать. Но ни в коем случае религию… По факту, любая религия — это всего лишь огромный шоу-бизнес, порождённый манией величия возглавляющей его кучки людей и созданный для того, чтобы выколачивать деньги из толпы тупых ослов.
— Ну почему же сразу тупых, — обиженно произнёс Руслан.
— Да потому, что эти люди становятся весьма ограниченными в своих познаниях. Им же постоянно вдалбливают, чтобы они слушали только речи их религиозных руководителей, читали только их и держались только их стада, ибо все остальные неправильные.» («Сенсей. Книга первая»)

Вот «зря» я книгу читала. Мысль за мыслью и… Чуть-чуть и всё, Остапа понесло. Короче мне нужно выговориться.
Не воспринимайте всерьёз.
Как и всю жизнь 🙂

Со временем все большего следования своей интуиции начинаешь четко распознавать, куда тебе нужно идти, а куда — тебя тянет твой ум, потому что ему когда-то что-то внушили, навязали — очередные стереотипы, программы. Чего он достоин, к чему «готов», вот он и рвется в «бой», хочется же подтверждения, что ты на «правильном» пути… Типа есть разные критерии и показатели духовного развития. Уму же нужно что? — РЕ-ЗУЛь-ТА-ТЫ приложенных усилий! Он чего зря что ли время и деньги вкидывал!? Он хочет отдачи. Лучше жить стал, радостей больше в жизни, деньги хорошие завелись, позволять себе много стал, отношения с людьми улучшились, семью завел, народ (типа «клиенты») повалил, за советами приходят люди — бла-бла-бла. И это тоже все для ума, для кого же ещё? Чтоб он в игру дальше играл, галочки ставил. Типа вот, какой я молодец! Как жизнь свою поменял! Значит, правильная она, моя «духовность»!

Без игры-то че делать. Ну сидишь себе, созерцаешь, листочки красивые, небо красивое…и че? ))) Экшена же рано или поздно захочется. Опять же action будет всегда в ту сторону, где человеку здесь и сейчас нужно быть. Там, где тонко и рвется. Там, где еще есть привязки, где есть зависимости, желания (осознанные или подсознательные, часто выдаваемые за «желания» души), если он действительно хочет настоящей «духовности» и освобождения, а не комфортной жизни без проблем….

Инструментов и способов работы над собой нынче — миллиарды. Выбирай, не хочу — все, что душеньке угодно. Бог/Жизнь/Ом/Я есмъ — это безумно хитрая шайка «продуманов». Они всегда всех все равно перехитрят, потому что даже высшие уровни нашего ума все равно по сравнению с ними — отдыхают. Хоть за какими практиками, медитациями, проработками сознания, подсознания, психологическими тестами, астрологическими подсчетами, магическими ритуалами, аффирмациями и прочей лабудой ни прячьтесь — все равно эти «влиятельные мира сего» дадут под дых туда, где нам особенно больно. Потому что там — наша важность, наш дисбаланс, наша расшатанность, наша «болевая» точка. И пока мы эту точку ОСОЗНАННО не пройдем, так и будем ходить вокруг да около. Посещая семинары/вебинары/святые места, бегая с бубном вслед за шаманом, рассматривая карты Таро, тусуясь со «светлячками» на ретрите или фестивале, следуя словам уважаемого вами «вождя» или духовного авторитета, питаясь по аюрведе, карабкаясь на Эверест (или еще какую «святую» гору), получая благословения от пробужденных…

«Весь мир работает на то, чтобы вызвать у человека как можно больше желаний приобрести что-либо, чего якобы ему не хватает для полного счастья. Весь мир торгует иллюзиями. Он соткан из лжи, и нити его крепятся на зависти. Люди сами порождают иллюзию, подпитывают ее своей нечистоплотностью мыслей и сами же живут в этой иллюзии, воспринимая ее за настоящую реальность.» (Книга «Сенсей»)

На самом деле все больше видно того, что за кулисами.
Как открываются глаза.
Как спадает пелена.
Как уходит мой идеализм.
Как рушатся программы.
Как приходят и уходят люди из моей жизни.
Раньше я как-то больше переживала, ну больше анализировала, че да как…да почему.
А теперь. Все проще и проще.
Отпускания.
Проводы.

И я больше не подпитываю, не подкармливаю свою — хоть и глубоко запрятанную, но тем не менее — гордыню тем, что эти люди не готовы идти со мной дальше. Типа это Я пошла ДАЛьШЕ. Ну-ну. Дальше в свою иллюзию. Каждый пошел туда, куда надо его Душе. Не нужно искать Предназначение. Оно в том — ЧТО вы делаете именно сейчас. Вот и делайте, то что умеете СЕЙЧАС, с радостью.

Блин, все люди развиваются. Не пряником так кнутом. Не добровольно, так принудительно. Не нужно себя считать ни кем-то особенным, ни кем-то незначительным. Раз вы выбрали эту роль — ничего не остается, как только в нее играть. Другие все равно заняты.

Все дороги ведут к Нему. Только не в Рим. А в свое собственное сердце.
У нас есть 5 чувств, чтобы познавать этот мир. Только благодаря им мы осознаем себя в этом пространстве как человек. Вот отбери у нас их все пять и что? — овощ же! Вообще никак с миром не поконтактируешь.
И лишь благодаря шестому чувству мы можем осознать Божественное в себе.

«…Путник же продолжил:

— Я видел большую птицу. Она летела высоко. Я бежал за ней, думая, что она выведет туда, где я смогу обрести покой и избавиться от страданий. Я восхвалял её полёт и тешил себя мечтой. Но она привела меня лишь к стае таких же птиц, которые поедали мёртвую, гнилую плоть.

И Странник ответил:

— Глупо восхвалять того, кто в тебе видит всего лишь будущую пищу. Тебя привлекла высота её полёта. И ты последовал за ней, думая о своей выгоде. Но стремления птицы в полёте были другими. Хоть и высоко она парит над пустыней, но питается она её жертвами. Птица же, питающаяся падалью, не страдает от перемены своих «блюд». Ты обманул сам себя. Ты увидел реальность, и у тебя исчезли иллюзии. Но твоя реальность есть тоже иллюзия. Большая птица была всего лишь тенью перед сутью вещей. Вещи же имеют свойство рождаться в Бесформенном и возвращаться в Низменное.» (Сэнсэй-2)

Не создавайте себе кумира. Расслабьтесь 🙂
«Я — есть Господь, Бог твой. Да не будет у тебя других Богов…»

Так ну все. Хватит выпендриваться.
Не слушайте короче никого.
И меня не слушайте.
Вы сам себе друг, товарищ и корм режиссер.
Всё. Закройте фейсбук.
И телефон уберите.
Фу.
Брось.
Бяка.
Кака.
Отставить.
Отбой.

Только сердце…

ПыСы здесь моя первая игра на пианино. Ну вы понимаете, что все ещё очень медленно. Но я все равно безумно радуюсь как ребенок, что могу создавать подобные звуки )) Мозг ваще в шоке: как это так можно разными руками играть разные клавиши. Зато какая тренировка на оба полушария!

Как в анекдоте об эстонском метро, да простят меня прибалтийские народы:
«Слеееееедующая станцияяяя…а вот и она!»

КатаклизмЪ и женщины

Прошлой зимой я сетовала и ныла, что в Германии нет снега. И Небеса меня услышали: они отобрали немного снега в России, которым она прошлой зимой была завалена, и отдали нам. Причём неожиданно в феврале. И теперь завалило нас. Я хожу радуюсь, практически ссу кипятком на этот самый снег, если могла б, конечно. Он хрустит под ногами, а под солнечным светом весь переливается, словно кристаллики в тихушник танцуют свой загадочный танец. Под музыку, слышимую им одним. Я почему-то под хруст снега почти всегда вспоминаю школу и медленное, сладостное послеобеденное возвращение домой. Под болтовню с Катюхой или Настей, в предвкушении свободы от уроков — до вечера ещё далеко…

Зима

И вот снег теперь валит и валит. Вот, Катерина, держи, радуйся, ликуй! И Катерина пару раз в неделю после работы едет от электрички на велосипеде сквозь падающий снег на курсы вождения, ибо пешком тащиться долго: вечерА и так слишком короткие. Поскольку за весь день колеса и всё остальное в велосипеде подмерзают, то ехать (а ещё и в пуховике) становится очень тяжело. Но Катерина едет. Ненавязчиво и непроизвольно пожирает снежинки, ибо дышать глубоко не получается — слишком холодно, приходится дышать быстро и часто. Точнее пыхтеть. И практически зажевывает соплями. Это всё, конечно, немного умаляет количество испытываемой мною радости. Но зато настоящая зима. Без дождей. Без слякоти и серости.

Пока я текст тут писала, у нас ещё больше похолодало. С утра -14. Снег больше не идет, зато стоит трескучий мороз, который ощущается намного холоднее. С учетом здешней влажности — пипец просто! На велике аж тормоза замерзшие, больше на нем не езжу. Радость моя притихла, ибо дышать тяжело и даже теплые колготки не особо помогают согреться. Для немцев — критические условия и подавно. В Баварии наступил апокалипсис и катаклизМЪ: поезда отменяют, электрички ходят с большими задержками, хаос сплошной во всем транспортном движении. А люди переминаются с ноги на ногу на платформах и пыхтят от холода. Толпы отчаянных и замерзших людей…

Зима

А сегодня — вообще! Хоть Пушкина мыслями зови, чтоб он в моей голове свои “Мороз и солнце” громко и задорно прочитал. Кстати про Пушкина. Не знаю, как сейчас дела обстоят в школьной программе и вообще с литературой в школах, но на “нашей” литературе принято было всех авторов идеализировать и рассказывать про них только “хорошее”. Пушкин такой весь солнышко русской поэзии, а ведь он солнышком стал в том числе благодаря своим музам, ну если брать любовную лирику. Всякие “я вас любил, любовь ещё быть может…”, “чем меньше женщину мы любим”, тем больше времени на сон, ой, тем больше нравимся мы ей. А таких муз у Александра Сергеича было целых 113 штук, да и дуэль у него была явно не из-за того, что мужики ПРОСТО не поладили или языками зацепились, а, как всегда, из-за женщины (изначально конфликт начался из-за того, что Пушкин приревновал супругу). Я, помнится, реферат даже на эту тему писала, ну про его женщин, в библиотеке сидела не один день, книгами обложившись, google тогда ещё не было. И вообще как мы выживали в школе и университете без интернета, с одной лишь библиотекой? 🙂 А Пушкину было 37 лет между прочим, и эта была примерно 21-ая дуэль в жизни поэта (это я щас подсмотрела в Википедии, ибо помню, что молодым). Ох женщины мы, женщины… (Ну тут переход как бы в моих мыслях произошел такой «плавный»: от мороза и Пушкина к женщинам.)

Вот в последнее время появилось просто “невыносимо” много всяких тренингов на тему, какой ДОЛЖНА быть женщина и что она должна делать, что надевать, какую боевую окраску принимать и как себя вести, чтобы мужика достойного для неё, красавицы и прЫнцессы, найти, притянуть свою божественную пару, встретить своё близнецовое пламя и прочие “недостающие” для счастья части. Плюс ведические знания и всякие славянские практики стали популярны, а там вообще вся ответственность за счастье семьи на женские плечи кладется, мол не просто ты, славянская баба, должна в горящую избу входить и коней на скаку тормозить (а ведь казалось бы, зачем ей всё это?!), но ещё и сразу виновата, если в семье нет гармонии и мужик денег больших домой не приносит. Ай-ай-ай, плохая какая хранительница очага, практик на тебя женских нет на открытие женственности и силы антибогатырской, девичей. А ежели ещё и как жрица ночная не удалась и мужик твой фильмы всякие немецкие посматривает, а ну марш на курсы и спортзал по наращиванию интимных мышц!

Абсолютно неважно, куда вас занесет, на какой курс, к какому психологу, к какому целителю, коучу, тренеру, к какому магу и волшебнику, в какой эгрегор — просто следуйте тому, что чувствуете, ведь каждому помогает своё. Ведь ум всё равно всегда будет интересоваться всё более новыми и для него яко бы эффективными практиками. Просто постарайтесь помнить: до тех пор, пока вы не видите в себе “темноту” и иллюзорность вашего же ума, эго, вы так и будете играть в его игру — у него тоже очень много уровней. Ведь зачем-то вам даны были все эти “негативные” ситуации с мужчинами: все “недолюбленности”, разочарования, страдания, словно Бог -шутник и подлец — подсовывал вам совсем не тех, о ком вы его просили или даже молили, записочки, может, даже где-то писали, обряды проводили, на суженого гадали… На что женщины же только не идут ради своего “женского-счастья-был-бы-милый-рядом”.

Жить душой абсолютно не означает находиться в состоянии безопасности и комфорта, это уму так удобно думать: вот “выйдем” в душу, и там будет и изобилие, и радость, и счастье, и любовь, и мужчина любимый и любящий, не будет проблем. Ээээх, заживёёёём, родная. Ага, не тут-то было. Душа, наоборот, время от времени заводит нас в такие дебри, в такую темноту, чтобы нам стало больно, страшно, ревностно, противно… Чтобы мы увидели этого беса в себе, который продолжает руководить нами, несмотря на все эти наши практики, тренинги и медитации. И играть мы можем бесконечно, всё больше погружаясь в иллюзию, в то время как этот хитрец с дьявольской усмешкой уговаривает сам себя, что ума в нас становится всё меньше и меньше. Звучит как-то бредово, не правда ли?

Душа всегда нас ведет. Всегда. Просто нам хочется думать, что она хорошая, а ум плохой. А на самом деле, открываясь через осознания и наблюдения, мы начинаем лишь больше чувствовать и во ВСЁМ учимся видеть божественное, во всём видеть красоту и так называемый глубокий «смысл», созданный для нас. И учимся смотреть через душу. Вспомнился фильм “Красота по-американски”, там даже смерть главному герою казалась красивой. С-ума-сшедший? С точки зрения ума — да! С точки зрения Бога — тоже да, просто созерцающий. Когда-то некоторые поступки моей жизни мне казались абсолютно безумными (ну они такими и были с точки зрения “нормального” человека), и такими, видимо, останутся. Теперь я очень многое из них осознаЮ, и это так чудесно! Видеть за всем этим огромные Око и план Творца. Задумку своей души…

Всем безумства и осознаний!
Обнимаю. Лира

Зима

ИГРЫ БОГОВ БЕЗ ПРЕСТОЛОВ. ЧАСТЬ 1. Бытие. По вере Вашей…

/*** Я шла через поле к электричке. Светило яркое солнце, да такое, что я только вдохнула свежий воздух полной грудью, и сердце сразу на распашку открылось! И я — в центре мироздания. А как же иначе? — каждый из нас в центре мироздания. Потому что центр этот очень четко определенный, т.е для каждого он — свой. Я вспомнила Оренбург, и осознала, что я больше не цепляюсь за прошлое своими эмоциональными клешнями, как усиленно делала это раньше, создавая все больше драмы в своей жизни. У меня не вызывает эмоций дом, где я жила, двор, где жила моя бабушка со стороны отца, куда мы приезжали каждое лето, будучи детьми. Это не значит, что я всё забыла или подавила, — но я воспринимаю это как данное, как часть моей жизни. И осознаю, что там мне было и хорошо, и плохо — я просто там жила. Я никому не хочу ничего больше доказывать, как раньше, я просто есть. С вами или без вас. По-другому посмотрела на родственников: с бОльшей любовью, с мЕньшей привязкой. Я просто позволяю им проходить их жизненные уроки. Ура! Значит, я освобождаюсь. От привязок к личностям, местам, запахам…освобождаюсь от зависимостей.

— Это такое безразличие! — попыталось воскликнуть эго, сглатывая слюну, поперхнувшись чувством вины.
— Это бытие, мой родной. И свобода. — улыбнулась Душа и задумчиво посмотрела вдаль, словно знала и видела намного больше.

И пришло вчера и сегодня вот что… Крутится вихрями во мне и около меня вот уже несколько дней, облекается в форму. И о ТАКОЙ форме мой ум никогда бы не подумал))) ***/

— Опять ты собрался в солнечную комнату. Тебя туда как магнитом тянет! — возмущенно вздохнул Найт.

— Магнитом — это тебя тянет, ты у нас эмоциональный! Я осознанно иду, между прочим. Но могу тебя уговорить. С превеликим удовольствием! Ты же знаешь, в солнечной комнате приюта будет снова много других детей-светлячков! И волшебника мы любим! Нам обоим среди них всех хорошо — мы раскрываемся. И они все тоже. Мы словно танцуем вместе. Это так чудесно! Мы обнимаемся, делимся своим светом — и это супер-пупер клёво! Разве ты другого мнения?

— Нет, я с тобой полностью согласен! Когда я там, в солнечной комнате, мне кажется, что она светится еще больше от нашего общего света. Это всё наш волшебник, это он там все лампочки зажигает. — С упоением протянул Найт.

— Волшебник — это-то да, но мы все там одинаково “равноценные”, равные эльфы. Потому что мы все по своей сути — играющие дети. Независимо от возраста. И не только волшебник нас ведет и нами управляет, но и мы волшебника тоже ведем и так же им управляем. Мы зеркала. Не забывай! И ты для него — такой же волшебник, как и он — для тебя. Никто не лучше и не хуже, никто не выше и не ниже, Мы все друг другу — учителя! Сколько раз тебе уже говорил, а ты всё за свое. Но я подожду. У меня времени — уйма просто. Но по-любому больше, чем у тебя. Тебе вон ещё бусинки искать и собирать. — Захихикал Лайт.

— Волшебник мне всегда даёт ощущение какого-то ДОМА, чего-то родного, родительской заботы.
— Ты просто видишь и находишь в нём то, что тебе самому не хватает.
— Вот тебе зато у нас вечно всё хватает! Хоть бы раз посочувствовал или сам пожаловался бы. Как-то не по-братски это, не по-эльфовски.
— Ну ты же меня знаешь. Я всегда всему рад. Вот вырастешь — поймешь. — Лайт приобнял младшего брата.
— И как только ты так спокойно ко всему относиться можешь, я не понимаю! Я постоянно на измене, переживаю, волнуюсь за наше существование, голову ломаю, о нас с тобой думаю…достаточно ли у нас ещё бусинок на все эти наши игры. А тебе вообще всё пофиг!

Лайт захихикал.

-Вот, пожалуйста, и вечно тебе смешно! Ну как так безответственно можно жить, я не понимаю!? Если бы не я, неизвестно, где бы мы сейчас были.
— А я разве спорю? — улыбнулся Лайт. Всё так. Благодарю тебя. И люблю.
— Аж бесит иногда твое это безразличие! Ну или спокойствие, ок, ок! Бытие. — Найт закатил глаза, с сарказмом по-учительски поднял указательный палец и особенно выделил последнее слово.

Лайт начал хохотать:

— А вот кстати, подумай, от какого слова происходит слово “бесит”, а? У кого это ОНО внутри? Внимание, — он нарочито сделал серьезное лицо, — подсказка: На других стрелки переводить нельзя.
— Не, я не пойму! Ты меня специально изводишь, что ли? На эмоции выводишь типа? Вот ты гад, а не брат! — Найт весь исходил на г@вно, если выражаться его же жаргоном. Всё внутри него подымалось темной бурей и колыхало, словно где-то далеко уже начиналась война.
— Ну тихо, тихо, ладно не переживай так! Опять на пустом месте завелся ведь. Итак вон, волосы у тебя голубые не по годам, хи-хи, ведь ты еще ребенок. Внимание, подсказка: чувство это называется злость… — глаза Лайта по-дьявольски сверкали золотыми бусинками. — Не стоит благодарности! Всегда пожалуйста. В любое время года и суток.
— Фуууух…вижу-вижу, принимаю… — сказал уже совершенно спокойно Найт, — вот опять. Из-за чего весь этот разговор вывел меня из себя? Ну вот серьезно! Пойду “попринимаю” себя, “полюблю”, — с каким-то даже азартом сообщил Найт, осознавая, что он опять ввязался в игру, сам того не замечая.

/*** Лирическое отступление. О муза! Опять ты пришла для меня в совсем неподходящий момент. Я сижу за завтраком, с мокрой головой. А они тут, видите ли, общаются! Найт и Лайт — продолжают. Мне на работу собираться нужно, а они тут кино-спектакль устраивают. Пиши типа, куда деваться. ***/

Найт снова подумал о волшебнике. Как он к нему привык и привязался — теперь и жизни без него не представляет. Он такой…такой…светлый, классный, радостный и крутой!…

— Хм. Хм. — тихонько покашлял Лайт, напоминая о своем присутствии. — Ты такой же, если что. По-своему, по-другому, но смысл тот же. Всё, что в нём, есть в тебе, раз ты это видишь.
— Ну это да, но у волшебника же 144-ый уровень ЭльфоСознания! Он говорил…ему приходило…
— Слушай, вот сколько в мире эльфов? И мы что, сейчас всех по уровням будем расставлять?
— Ну вообще-то да!
— Зачем? А смысл? Что тебе дадут эти бесконечные сравнения?
— Чтобы знать, ГДЕ я, куда мне идти. Ведь каждый на своем уровне — так волшебник говорит.

— Волшебник. Волшебник. Заладил. Мало ли что он говорит. Ты почему волшебника больше слушаешь, а не меня? Хотя бы потому, что мы с тобой каждый день вместе. И в приюте сейчас, и в лесу когда жили — мы всегда вместе, всю твою жизнь. Ну ты же младше, сам понимаешь 🙂 А я твой брат, — Лайт с огромной любовью посмотрел на младшего брата и осторожно, даже как-то по-матерински, взял его за плечо.

Найт опустил голову и отрешенно посмотрел в сторону. Он не находил ничего, никаких доводов и аргументов, чтобы возразить. Лайт полностью был прав.

Найт задумался и снова вспомнил о том, что ужасно идеализирует людей, возводит их на пьедестал. И моментально влюбляется, к сожалению, автоматически ставя себя в положение “ниже”, позволив давать себе советы и наставления, как ему нужно жить и куда и за кем каким путем идти, и напрочь забывая о том, что говорит единственный близкий ему — его брат.

— Вот опять, ты к волшебнику привязываешься, а любовь должна быть свободной.
— Я не привязываюсь. Просто мы все едины. Поэтому постоянно вместе в одном поле. Как одно целое.
— Еще есть какие-то фразы, которым тебя в приюте научили? — засмеялся Лайт. — Уже наизусть выучил. Садись, пять! Отличник ты мой родной.

Найт посмотрел на брата как на предателя.

— Единство — это не то, что ты думаешь! — с любовью продолжал Лайт. — Это не взаимная привязанность и сосуществование одной кучкой, бандой в противовес другим “кучкам”. Единство — это свобода. Просто любовь. Без обязательств друг перед другом. Без клятв в собачьей верности. Без разделения на богатых и бедных. Без правил и осуждения при неповиновении. Без чувства вины, без ожиданий. Иначе чем наш приют отличается от других обычных, яко бы «неволшебных» контор, обещающих этот заветный рай на Земле?
— А что я, по-твоему, ожидаю! Я просто там есть! — гордо заявил Найт.
— Ни фига, дорогой… Как чего ты ожидаешь? Новых игр, более “высоких” и “сильных”. Просветления, может? Расширения денежного потока? Улучшения жизни. Ну всего того, что тебе волшебник наобещал. Разве не ждешь? 🙂 Ну где-то глубоко, ну…? Ну признавааааааайся.
— Я как бы вижу результаты, потому что так оно и есть.
— Ты в это веришь — вот оно так и есть. Заставить поверить можно во что угодно. Особенно если часто об этом повторять. “По вере вашей…” — помнишь? И ещё: куда направлена энергия и внимание…
— …то и становится сильнее, — вздохнул с пониманием Найт. — Ну да, Ну да…

— А я тебе постоянно советую ненавязчиво, между прочим, чтобы ты свои ожидания и свою идеализацию отпустил — тогда всё снова войдет в состояние гармонии. А так вся реальность твоя искажена набок. Кривая, короче. Тебе оно надо? Ну извини, извини, пока еще надо 🙂 Молчу, не вмешиваюсь — ты всё равно пока ослеплен и не слышишь. — Лайт словно сделал шаг назад, заняв позицию внимательного наблюдателя. И как всегда улыбнулся. Он любил Найта всей своей сутью. Всей силой Души.

Обнимаю вас!
Позвольте себе такую роскошь — быть собой!
Ваша Лира.

Продолжение здесь: ЧАСТЬ 2. Часть 2. Не создавай себе кумира.

В гостях у Ильи Муромца

Я как-то уже в этом видео рассказывала про мое воплощение в Киевской Руси. Но напишу, конечно, еще раз, дабы сохранить целостность и взаимосвязь — многие, может, и не смотрели. У нас было индивидуальное занятие в Академии, и мы с Айей смотрели прошлые жизни; если быть конкретной, то две штуки, ибо двух уже в принципе достаточно, чтобы выявить все свои “кармические” качества которые мы таскаем за собой из жизни в жизнь, считая, что так оно должно быть. Свои качества из этих жизней я в принципе сразу узнала, просто какие-то были явными, а какие-то — скрытыми, но их наличие я тоже прочувствовала. Особенно в этой жизни в Киевской Руси.

Киевско-Печерская лавра

Началось всё с того, что мы тонули. Кругом темная вода, темно, старые деревянные корабли или лодки, я — какой-то мужчина с густой бородой, в доспехах, с мечом, шапка на мне такая в форме купола, и судя по внутреннему состоянию, я то ли воевода, то ли полководец — это даже неважно, что за звание. Словом, командую военными действиями. И мы терпим поражение… И такая тяжесть на сердце, просто безумное чувство вины и такой гиперответственности за всё случившееся, за то, что ребята мои полегли.

Вижу, что дома его ждет красавица жена, в платье росписном, сын маленький на руках. И не нравится ему вся эта война, убийства, распри… Хочет больше мирскими делами заниматься, ибо внутри есть такое ощущение всезнания. Что, кстати, тоже мешает мне иногда в этой жизни тоже. И вижу его стариком перед смертью: лежу, смотрю наверх его глазами и вижу свет яркий, но будто весь цветной, белый с разными “подсветками” всей цветовой гаммы. И чувствую любовь, безграничную любовь Бога. И осознаю, что в этой жизни ничего не имеет смысла кроме вот этой самой любви. И мы тоже есть эта любовь. Мы просто играем свои роли здесь, переживаем, страдаем и думаем, что всё “настоящее” 🙂

Во время всего погружения я неистово рыдала, чувствовала всё, что у него внутри, причем так очень интенсивно, как свою боль. И это не жалость, а сострадание, соучастие как бы, сопереживание.

Я поняла, что этот мужчина, занимал какое-то серьезное положение, и мне постоянно шло про Илья Муромца, но это был однозначно не я. Может, у меня ассоциируется просто Илья с Киевской Русью тех времен для ориентировки во времени? — предполагала я тогда. Потом этим летом (с того погружения прошло около года) я была в Москве в царских палатах — это огромный музей в Кремле, точнее на территории Кремля. В музее представлены царские, княжеские, церковные, боярские и прочие принадлежности разных времен начиная с древности: посуда, евангелия, одежда, троны, кареты, мечи, прочие оружия. И всё это очень шикарно украшено, представлены разные подарки высшим чинам от иностранных послов. Золото, серебро, драгоценные камни — просто шик и блеск. Ходишь по музею с аудиогидом — выглядит как старый мобильный телефон. Нажимаешь цифру и идешь к витрине с этим номером и слушаешь. Очень удобно. Можешь побыть подольше там, где тебе более интересно.

Мы зашли в один из залов, там красовались оружие, украшения для лошадей полководцев, одежда, доспехи, кольчуги и — как бы мы сказали сегодня — прочие “бронежилеты” 11-13 столетий. У меня внутри сразу всё взволновалось, как только я вошла в эту комнату. Аудиогид я хоть и включила, но совершенно его не слышала: у меня к горлу подступал явный комок слез, как только я увидела кольчугу и мечи. Всё затрепетало, и воздуха словно становилось меньше. Я переживала, конечно, как бы там не разрыдаться, носом ходила шмыгала, сердце неимоверно сдавливало.

Перед Киевом я упомянула об этом в одном из видео, и, кажется, Танюша написала комментарий, что, мол, всё, о чем ты говоришь, описывается о жизни Мономаха. Я об этом как-то сразу подзабыла. И вот когда мы были в Софийском соборе, общались с Богоматерью, а потом спустились вниз, на первый этаж, я увидела обломки, развалины, груду старых камней — они лежали под стеклом, ну как память, видимо, потому что собор не раз восстанавливали (после побегов, пожаров). Смотрю на камни — и слезы из глаз катятся. Типа, вот знаю я эти камни. Знаю эти времена… Я там еще статуэтку Ярослава Мудрого вскользь увидела и подумала, может, это он, потому что по виду похож немного и тоже что-то знакомое?…Да они все все времена похожи были: борода, шапка…и опять забыла.

На следующий день, когда мы с девочками договорились идти в Киевско-Печерскую Лавру, мы с Катюхой стояли перед входом, ждали девчонок, и я решила погуглить про Мудрого и про этого другого, забыла же имя, пошла искать в комментариях, нашла — точно, Владимир Мономах. Открыла статью про Ярослава Мудрого, чем-то похож, но всё равно не то, там у него дочери и вообще. Думаю, ну по урокам истории просто имя помнишь))) Открыла Мономаха — сразу слезы выступили, глянула “фотки”, — это я вчера Нате рассказывала, мы поржали — типа его селфи, ну-ну. Посмотрела рисунки, как он выглядел, тут же про сына инфа, слезы глаза застилают, читать не могу, тут еще его эта шапка “куполом”… Которую я на себе видела в воплощении…

Вообщем, закрыла я телефон, пальцы замерзали, да и вообще не до этого сейчас, мы ж к Илье Муромцу и остальным пришли в гости. По пещерам мы с девчонками авно таскались дольше всех: это было заметно по размеру наших почти сгоревших свечек, с которыми мы ходили, у других свечки сгорели лишь едва на половину или даже треть. Я не знаю, решилась бы я ходить со свечой одна почти в темноте, в узких туннелях подземелья среди десятков прозрачных гробов (вообще там всего 122 останков, из них 79 в Ближних пещерах), где иногда из-под роскошной мантии выглядывает уже достаточно усохшая рука святого, который отправился к праотцам лет так 800 назад. Но народу там всё равно много, тем более я с девчонками — словом, мне там нравилось, энергии зашкаливали. Тем более, когда святые начали “говорить” в моей голове: у меня опять были словно не мои мысли. Мы подходили к гробам и просто клали руку или обе на него, закрывали глаза. От некоторых исходит просто мощнейшая энергия, что даже тело пошатывает. Как раз я стояла около одного из святых и держала руку на стекле, как слева от меня подбежала женщина, она что-то причитала в стиле “спаси и помоги, прости грешную…” ,начала припадать к гробу и прикладываться и лбом, и губами, потом перекрестилась и быстрее понеслась к следующему гробу на поклон, что-то внутри меня улыбнулось, даже хихикнуло… И тут мне “приходит” фраза:

“Опять челом меня все бьют,
Сама себе помочь же может!”

С моего лица не сходила улыбка, внутри я хихикала и понимала, что это не я сейчас сказала, я б до такого не доперла, тем более так быстро. Со мной потом “говорили” и другие, один даже что-то напевал. Девчонки периодически держали мою свечу, а я быстро писала это всё в блокнотик, потому что из головы это все вылетало так же мимолетно, как и прилетало.

“Дочь моя, сестра, жена.
Не поклоняйся никому: никто не выше и не ниже”
(летописец Нестор)

“Поститься ведь не Богу нужно,
А ВАМ для каждого дано.”
(Никола Святоша, он как раз и напевал)

“Хоть тело бренно на покое,
Мы помогаем вам душой.
Поверь в себя, и будет всё.”
(Онафрий молчаливый)

“Обычно все приходят, просят,
Никто не слышит наш ответ”
(преподобный Макарий)

“…а с вами как-то веселей”
(Сильвестр)

Мой ум сходил сам с себя. “Ну ващееее, вот тебя прет. Свечек что ли монастырских надышалась? Теперь она, блин, со святыми разговаривает, до этого она с Бомоматерью по-сестрински трещала, а теперь она еще и Владимир Мономах… Крыша уже где-то совсем далеко. Корона на бок, смотри, чтоб не сползла…”

Когда мы подошли к Илье Муромцу, я и правда удивилась — этот гроб был намного больше других по длине, хоть святые, предположительно, сильно усохли за пару сотен лет. И тут вижу, как два мужика обнимаются как давние друзья, братья, и словно разговор у себя в голове слышу: “Пришел ко мне, друг мой…” и тепло от него какое-то, от Илюши, и внутри все то же дурацкое чувство вины, как будто я ему что-то должна, точнее должен. Вообщем, потом мы еще зашли в другие пещеры, но было уже поздно. Нас торопили и не везде пускали, везде всё закрывали, и вообще мы еле оттуда нашли выход. Потом поели вкусного борща в трапезной.

Меня после пещер интересовал, конечно, один вопрос: могли ли знать друг друга Илья Муромец и Владимир Мономах? Они вообще в одном веке жили и в одном месте хоть, они могли хотя бы чисто теоретически друг с другом пересекаться? Позже дома, поскольку мои познания в истории и особенно датах оставляют желать лучшего, я забила в поисковик эти два имени в надежде, что их хоть что-то сможет объединить. Кроме гугла, конечно. И в шоке и мурашках читаю из разных источников…

Илья Муромец 20 лет верой и правдой служил Владимиру Мономаху. И упоминается битва против половцев на реке Стугне в 1093 году, где Мономах со своим двоюродным братом потерпел жестокое поражение. Но тут я не уверена точно, была ли эта самая битва, которую я “видела”. Позже была ситуация с ханом Итларем, которому Мономах отдал в заложники своего сына, гарантируя таким образом хану безопасность. Чтобы защитить своего сына, Мономах распорядился, чтобы к нему был тайно приставлен Илья Муромец в качестве телохранителя. Он проник к половцам в обличье нищего богомольца и при нападении на половецкий стан спас Святославу (сыну Мономаха) жизнь. После бунта, в котором участвовал Илья, князь разгневался и приговорил его к трем годам тюрьмы, дабы выглядеть в глазах общественности строгим блюстителем законности. Оттого и было у меня странное чувство вины, когда подошла к гробу святого. Выйдя из темницы, Муромец решил служить не князьям, а Богу и принял сан в Киевско-Печерской обители, где и провел остаток своих дней. Его тело после смерти подверглось естественному мумифицированию. В 1643 году Илья Муромец был причислен к лику святых.

Мономах

Пока писала сегодня, увидела имя Николы Святоши, который со мной “говорил” в пещерах. Он, оказывается, был правнуком Ярослава Мудрого, который “мне” был дедом, и построил Троицкую церковь на территории Лавры. Благодаря ему так же появилась одна из первых лечебниц в киевской Руси. Согласно моим расследованиям, Никола был сыном двоюродного брата Мономаха, Давида. Решила посмотреть всех остальных, которые со мной в пещерах общались — все — и Онуфрий, и Макарий — жили “случайно” в 12 столетии, т.е во времена Мономаха. Летописец Нестор написал известную нам “Повесть Временных лет”, а Сильвестр — по указу Мономаха — ее продолжил.

Как выяснилось, Мономах оставил своим потомкам четыре произведения, умер в возрасте 72 лет стариком (как мне и виделось, продолжительность жизни была в те времена намного ниже) и похоронен в Софийском Соборе, где я как раз и плакала при виде “родных” камней… Я, конечно, и сама в шоке от всех этих взаимосвязей и “совпадений” — особенно возмущается моё эго. Вспомнила слова своих родителей когда-то давным-давно: “Ты себя иногда так ведешь, будто ты каких-то голубых кровей…” Судя по всему, что-то в этом есть. Что-то Великое. Видимо, я не зря перебронировала билеты… Чтобы поучаствовать в энергетической работе с Киевом, чтобы прогуляться по вечерним улочкам, чтобы восхититься его величием и красотой, чтобы еще раз побыть на его Земле, чтобы осознать свою силу…

Владимир Мономах

Киев,Майдан, декабрь

Благодарность — великая сила!

У природы каждый день своё настроение, как мы можем не замечать этого? Почему мы не приветствуем всю ту красоту, заложенную в ней? Мы не видим её смеха, когда она играет яркими солнечными лучами, не чувствуем её грусти, когда идет мелкий моросящий дождь, не слышим её гнева, когда гремит гроза и грохочет гром. А она ведь живая, она с нами общается, она выражает себя — как и мы — через эмоции. Она трясет иногда цунами и землетрясениями, что-то сбрасывая с себя и смывая…

Иногда сквозь меня проглядывает моя душа, в те моменты, когда я обращаю внимание на росу, превратившуюся в иней на зеленой траве. Видимо, Это озимая пшеница растет. И радостно от того, люди занимаются земледелием, обмениваются с Землей: человек о ней заботится, вспахивает поле, поливает, а она даёт ему свои плоды. Разве это не чудо, как здесь всё устроено с процессами роста растений из-под земли под воздействием солнечного света? Мы привыкли к этому и мало задумываемся об идеальности и совершенстве этого мира. Как удивительно функционирует наше тело, сколько в нём протекает сложнейших процессов, кровь, лимфа, нервная система, ткани, клетки, ДНК! Сколько миллиардов клеток находится в постоянном движении, утилизации и синтезе новых клеток и тканей, а мы не чувствуем этого.

Представляете мощь этого Вселенского Разума, создавшего всё это?! И мы все являемся его частью. Мы не цари и мы не рабы в этом мире. И этот Разум не бородатый Мужик, который одних гладит по головке, а других беспощадно наказывает как непослушных и не подчиняющихся ему детей. Это просто что-то созерцающее и безумно любящее всё им созданное. «Я тебя слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила…» )))

Иногда я чувствую, что смотрю не Я, не обычная Катя, которая окончила школу с золотой медалью и вся такая умная и всё-лучше-всех-знающая, не та Катерина, что искала неосознанно приключения на свою попу, а кто-то более огромный, могущественный и значимый, и «Он»/»Она» смотрит на мир влюбленными глазами, тот, кто хочет говорить с миром ЧЕРЕЗ Катю, тот, кого, видимо, и величают там, наверху «Лирой Любви». И иногда я смотрю на людей, и некоторые, видимо, чувствуют этот «не мой» взгляд, что-то «не то» и как-то глубже смотрят в ответ или смотрят во второй раз (независимо от пола и возраста человека).

И я поняла, зачем я использую такой жаргонный язык — это чтобы человека растормошить, чтобы он таким образом просто привлек своё внимание, начал стаскивать с себя свои иллюзии, которыми он себя питает. Когда я к Айе пришла на личную встречу, она во время работы радостно воскликнула: «Да ты светишь! Мое эго никогда бы про тебя такое не подумало!» Около Родины-Матери в Киеве меня после нашей работы совместной обняла Айа, я сказала ей:
— Ты такая маленькая, а такая огромная на самом деле и мощная!
Айа улыбнулась:
— Ну я — это же ты, я конспирируюсь! У тебя тоже шуточки всякие и звездочки в тексте, а за этим всем там ого-го сколько всего!

Ну какого-то рода да, наверное. Человек же любит простоту. И через простое можно очень много всего передать, в том числе энергетического. Ну это я так ощущаю…

Особенно после и во время сатсанга ко мне подходили люди, обнимали, благодарили, говорили, что меня читают и улыбаются, у кого-то читают дети — для меня это было так трогательно! Вчера после записи о Портале Богоматери в разных группах прокомментировало столько людей! И дело даже не в количестве «лайков» ))) а в том, что люди плакали, а это — очищение, и это чудесно! Люди благодарят, а я благодарю их, и рада, что это кого-то вдохновляет, воодушевляет, очищает, дает силы и веру в себя. И наверное, чем больше людей читает, тем больше получается энергетический посыл.

Благодарю всех-всех вас, дорогие, за вашу поддержку, за ваши слова и сердцA; знайте, что я безумно счастлива, что моё творчество кому-то нужно — даже если это всего лишь какой-то незначительный на мой взгляд рассказ 🙂

На фото — пруд в Киеве, Танюша принесла хлеба, и мы кормили уток, голубей и прочих чирикающих

Пруд, Киев