Духовный «бич».

Есть такая вещь как измененное состояние сознания. Да, в этом состоянии можно много чего сделать: “посмотреть” человека насквозь, “увидеть” его “проблемы”, заморочки, блоки и прочее. Это всё да, берется из общего информационного поля, к которому сознание на определенных уровнях и в этом измененном состоянии имеет доступ. Причём, если мы будем говорить языком измерений, переходов, Гайи, Новой Эры, то да, оно “достает” до более высших измерений (по некоторым источникам — до 5-6-ого). И мы думаем, что вот это вот “видение” и чувствование — это духовность, духовный путь. Это НЕ духовность. Повторюсь, это сознание. И да, в этом ничего нет удивительного — это всего лишь малая часть способностей любого человека. Что мы обычно с позиции 3-его измерения нашего обычного мира называем волшебством, магией. Безусловно, белой! Что Вы, что Вы! — ну конечно же, мы воины света и добра, как пел Трубецкой. Мы солнышки, светлячки, помогаем и служим людям. Так хочется думать нашему сознанию.

Ох уж эта служба. Сознание подсовывает нам шаблоны о том, что, помогая людям (“работая” с ними на тонких планах и прочие инструменты магии), мы развиваемся и расширяемся сами ещё больше. Да. Безусловно. В рамках нашего сознания. Опять же да, оно предоставляет нам такие возможности и будет радостно продолжать нас “окучивать”, подсовывая всё больше доказательств вашего роста: даже во сне ваша гордынюшка может показывать вам разные красивые былины о вашей отличительной особенности, индивидуальности от других и всё больше раскрывающихся способностях и потенциалах, что лежат за пределами понимания и восприятия обычных, “недуховных” и не работающих над собой (в отличие от меня, любимого!!) людей. Может, и во сне людей “лечить” будете. Или практики, обряды какие совершать. Да, сознание своего не упустит, чтобы потешить своё превосходство и некую власть над другими. А вы будете думать и радоваться, что это Душа вам показывает ваше истинное предназначение. Не забывайте про силу 90% подсознания. И это, друзья мои, не совсем духовность. Как бы вам это ни не нравилось — это ступени самопознания и раскрытия способностей человека, его сознания. Духовность как таковую на этом пути Вы можете как раскрыть, приняв себя, других, соединившись с Любовью, так и не раскрыть, оставшись в иллюзии “духовного проводника” и “мастера Света” и на самом деле добавив лишь своей персоне ощущения уверенности в себе, исключительности и возвышения над другими по “духовному” уровню.

Естественно, сознание “умнее” нас. Оно является нашей неотъемлемой частью здесь в 3-хмерности. Да и в 5-тимерности тоже, но до этого тоже нужно дорасти, опять же в рамках самого сознания. Да, это тоже труд над собой, это рост. Частично духовный, потому что мы можем иногда соприкасаться с ним, раскрывая сердце, находясь в единстве с природой, чувствуя другого человека, радуясь моменту…

Состояние созерцания бытия и ровной беспричинной радости жизни — это и есть путь к миру духовному. Наш ежедневный выбор мыслей, реакций, эмоций, их отслеживание и осознавание того, кто ты есть на самом деле, а что к тебе “прилипло” или было тобою сознательно или бессознательно выбрано (будь то программы и стереотипы в этой жизни или кармическое прошлое) — именно здесь начинаются первые шаги в сторону нашей Души, нашего Духа как частицы Божественного.

Самый страшный “бич” Сознания — это высокомерие, чувство превосходства над другими (“не развивающимися” по сравнению с вами) людьми. Оно не обязательно проявляется в плохом обращении, грубости или явной гордыни. Нееет, охо-хо! Это очень скрытое проявление, оно работает не явно, не очевидно. Оно не то чтобы со стороны не заметно, оно и для самого человека-то скрыто. Оно даже не напрямую сравнивает себя с другими людьми — оно уже как бы заранее ЗНАЕТ, что вы на порядок выше других людей. С детства. С юности. С недавних пор. Ну или с того момента стало незримо расти, как только вы начали заниматься своим “саморазвитием” и духовными практиками. Это ласковый и нежный зверь, что подсовывает вам мысли и целые мыслеструктуры, даже ощущения, что вы-то — в отличие от других — развиваетесь, вы-то уже достигли определенного уровня, вы-то прошли уже ого-го какой путь, вы-то уже многое умеете/видите/чувствуете и осознаёте. “Да-да, ну а другие…ну что с них взять? Но и до них тоже дойдет.” Сознание будет относиться к другим снисходительно. А это значит — сверху вниз. А само будет поглядывать туда, где — по его мнению и ощущениям — уровень повыше. Где всё выглядит ещё вкуснее, круче и куда ещё можно бесконечно стремиться. И за сием чувством любого сравнения стоит гордыня.

Именно гордыня создает иллюзию, что ты — это ты. А другие — это другие. И все вы находитесь на разных уровнях. Иллюзию, что, развиваясь с помощью раскрытия внутреннего видения и чувствования, ты автоматически становишься “Светлячком”. Добрым, пушистым и светлым. Нет, для начала ты просто расширяешься и становишься сильнее во всех смыслах. Ты можешь больше и мощнее созидать, творить, а можешь и разрушать. Сила твоего Света может излечить (когда ты в состоянии любви), но сила твоей ненависти, злости или обиды теперь может убить (когда ты в состоянии эго). Поэтому путь духовный — это в том числе и пошаговое очищение от всего того внутри себя, что может нанести вред всему сущему, это осознание своей ответственности за свои мысли, чувства и эмоции, посланные в чей-то адрес. Внешне или внутренне.

У меня всегда был вопрос: ну вот Бог — это же всё сущее. Видимое и невидимое. Ну почему он тогда не может взять и прекратить зло? Не может остановить войны, голод и прочую фигню на планете Земля, раз он такой всемогущий? Ну что ему стОит-то, если он всех без исключения любит как детей своих? Почему он не спас Иисуса, хотя “знал” же, что люди его распнут? Ну как так, а?… И со временем до меня дошло: на самом-то деле весь секрет заключается в его действительно огромной и искренней любви и в свободе выбора и ответственности, нам, человекам, подаренных. Вселенная не действует по принципу “я его породила — я его и убью”. Если бы Бог (ну или великая сила справедливости борьбы со злом, скажем так) вмешивался и всё “плохое” в этом мире ликвидировал бы и уничтожал, а злодеев наказывал, он был бы Робин Гудом, царем-батюшкой, тоталитарным правителем, воином Света и воином добра, но не Вечностью. А мы были бы рабами, за которых “папа” всё решает, спасает и вытаскивает из всякого дерьма, даже если мы сами это затеяли. Мы навсегда оставались бы неразумными детьми. Он отобрал бы у нас ответственность, свободу выбора и возможность роста нашей Души. А мы разве не претендуем здесь по меньшей мере на звание homo sapiens? Ведь мы созданы по его образу и подобию, и это не означает, что у нас тоже должна быть волшебная борода, как у старика Хоттабыча (хотя, наверное, и это тоже прикольно). Это означает, что мы всегда должны помнить о том, что наши тела состоят из точно таких же элементов, из которых состоят звезды и галактики, помнить о божественном начале человека, помнить о том, что внутри нас — бесконечная любовь, которую мы учимся проявлять на Земле.

Русский рок, или диванная лирика.

Решили мы спонтанно отметить Ксюхину денюху на концерте Чижа. За 300 км от Мюнхена поехать к баварским “соседям”. В Штуттгарт — это столица соседней федеральной земли, где проживают швабы — самый экономный (я бы даже сказала, жадный) народ Германии. С ночевкой, разумеется. Комната в отеле на четверых в ж@пе мира, но зато недалеко от концерта, ну минут 15-20 пешком.

Пока мы ехали на машине, болтали о своем, девичьем, и хохотали, мимические мышцы лица уже прилично так натренировались и изрядно болели. Леська подогнала в машину песни Чижа, чтобы мы привыкали, вспоминали слова (память-то уже не та) и настраивались. Я лично песен их не особо и знала, ну самые яркие “А не спеть бы мне песню о любви” да “В каморке, что за актовым залом репетировал школьный ансамбль, вокально-инструментальный под названием Молодость…” Эх, много всяких песен, конечно, Чижом написано. Грустных и веселых, матерных и не очень. Но все о жизни. Баварские зеленые луга и поля сменились холмистой местностью — прям почти другое государство. А вот и Штуттгарт. Какая-то промышленная зона. Но пофиг, мы же не на город приехали смотреть, а Чижа слушать.

Припарковались около отеля, переходим дорогу, тут мужики какие-то идут и на нас глазеют. Баварцы так обычно не делают, поэтому Ксюха радостно воскликнула: “Вау, да тут нормальные мужики живут, на женщин заглядываются!” Мы начинаем хихикать, ибо всё равно же они ничего не понимают, а мужики в это время начинают между собой тоже неожиданно для нас говорить на русском. Ну а что делать? — слово не воробей. Это, можно сказать, комплимент им в данном случае.

Мы немного опаздывали, но концерт есть концерт. Нужно попудрить нос, накрасить губы и хоть немного расчесаться. Вёл на концерт нас, разумеется, навигатор google maps. Кратчайшим путем, через дворы и улочки. Вот город другой и всё, как будто совсем и не Германия. На самом деле архитектура домов совсем другая, действительно ощущение неБаварии. Город к тому же стоит на холмах, видны виноградники…

Мы пришли по назначенному адресу. Смотрим, около этого здания играет какая-то арабская музыка, а за углом курят турчанки с повязанными на головах платками.

— Девки, нам точно сюда! — радостно сообщила именинница, пока мы переходили дорогу. Внутри здания действительно было много турков или арабов, громко играла восточная музыка, какие-то официанты бегали с подносами с едой: все факты указывали на празднование восточной свадьбы.

Ксю в замешательстве смотрела на телефон и гугл-мэпс, который упрямо говорил, что Чиж прячется где-то здесь.

— А почему бы и нет? — сказала я, — я вот никогда не была на такой свадьбе, можем и здесь остаться.

Мы обреченно вышли из здания, на улице курил русский народ, поэтому в наших сердцах снова затеплилась надежда. Когда мы увидели машушего нам с возгласом “Оооо, Мюнхен здесь!” знакомого Николая, который занимается концертами, вообще вздохнули спокойно, поняв, что мы прибыли в верное место назначения.

Концерт Чижа, Штуттгарт

Чиж (солист Сергей) скромно сидел с гитарой на сцене и пел одну песню за другой. Периодически люди приносили ему записки с вопросами, на которые он лаконично и по возможности весело отвечал. У меня было ощущение, что мы пришли просто посидеть и послушать какого-то нашего давнего знакомого, и вот он приехал, и мы сидим все вместе, собравшись, подпеваем его песни. Прямо перед нами сидел мужик лет 40-ка, его так перло от музыки, что в нем, сидящем на стуле и активно поющем, танцевала, казалось, каждая клеточка его тела. Девчонки пили вино цвета мочи из пластиковых стаканчиков, я пила безалкогольный пивасик цвета чуть потемнее. Концерт становился с каждой минутой веселее, судя по реакциям и болтовню моих девочек. Их так развезло, что они решили непременно поехать после концерта в центр Штуттгарта, понятия не имея, ГДЕ мы вообще сейчас находимся, найти веселое диско (!) и тряхнуть стариной, точнее своим телом. Много раз, чтобы получился задорный танец. Куда мне деваться? Трясти стариной вместе с ними, разумеется.

Мы вышли на улицу, Ксюхи уставились в телефон в гугл мэпс в поисках бара или диско, который ещё не закрыт или уже открыт. Протискиваясь сквозь толпу, я воскликнула:

— О, трава, народ, у кого трава, дайте нам?! — пошутила я, ибо в “лесу было накурено”, и это были явно не турки, разговаривающие на русском.

Пока мы смотрели, куда нам ехать, к нам подошел пацанчик, по-товарищески приобнял и сказал:

— Девчонки, пошлите с нами. У нас пиво, гитара, русский рок, романтика, песни будем петь!
— Пошли! А куда? — радостно подпрыгнули деффки и уже поперлись следом за новым “другом”.
— А, тут за углом…
— За углом?! — возмутилась я, — Вы чё серьезно собрались идти за угол?! — пыталась образумить я своих пьяных бесшабашных подруг.
— Катька, ты чё, боишься, что тебя изнасилуют?! — поржала надо мной Оксанка.
— Да, я вот боюсь! — сказал во мне инстинкт самосохранения, выработанный четко и надежно ещё во времена моей орской молодости.

Девки дружно захихикали, будто намекая на то, что изнасилование в нашем возрасте можно воспринимать как комплимент и оказанную честь. Я поплелась за нашей дружной компанией в индустриальные дебри Штуттгарта в поисках русского рока, романтики и многообещающих приключений на задницу.

Мы пришли “за угол”. Десять часов вечера. Какой-то заброшенный темный закуток, по обеим сторонам — бетонные стены, в середине — заброшенные и давно заросшие рельсы, недалеко — многоэтажка. Вокруг — 12-15 мужиков, одна девчонка, ящик пива и — действительно ! — гитарист с гитарой. И мы.

— Проходите, садитесь вот на ДИВАН, — предложил нам кто-то по-хозяйски. В темноте, приглядевшись, я-таки узрела кучу какого-то хвороста, на которую, к моему удивлению, ломанулись мои девки и пытались усесться. И это — женщины за 30, матери…смутно промелькнуло у меня в голове, не желая никак в ней укладываться. Чего творит с людьми алкоголь. Или это я действительно такая шугливая и мнительная со своими страшилками и жуткими историями в голове?…

Я стояла у подножия этого “заугол” и не решалась идти на диван. Рядом со мной стоял какой-то пошатывающийся чувак с пивом:

— Пиво будете? — предложил он мне.
— Не, спасибо, я не пью.
— А у нас в машине винцо есть, открыть?
— Не-не, я ваще не пью. Отпила уже свое. — На что мой собеседник словно начал усиленно вглядываться в моё лицо в темноте, пытаясь, видимо, найти и разглядеть мою “отпитость”.

Гитарист и прочие певцы начали устраиваться — кто стоя, кто сидя на пеньках — напротив “дивана”, ну то бишь зрительниц. Мне ничего не оставалось, как тоже пойти на это ложе. Слушать и петь русский рок. Пацаны запели офигенно, надо сказать, абсолютно не хуже Чижа. Очевидно, они часто тренируются и дают вот такие диванные гастроли. Видимо, на звук гитары и многочисленные басы начал подтягиваться народ. Неподалёку от нашего дивана, на котором сидели, не шевелясь, четыре оренбургских девчины, стояла уже приличная толпа и подпевала песням ДДТ, Мальчишника, Цоя, Сектора газа, того же Чижа…

“…Взлетев на прощанье,
кружась над родными,
смеялась я, горя их не понимая,
Мы встретимся вскоре, но будем иными…
Есть Вечная Воля. Зовёт меня стая…”

“…нас окутает дым сигарет,
Ты уйдешь, как настанет рассвет,
И следы на постели напомнят про счастливую ночь”

“…он не помнит ни чинов, ни имен,
Он способен дотянуться до звёзд,
Не считая, что это лишь сон,
И упасть опаленным звездой
По имени Солнце…”

Пацаны (не те, что певцы, а те, что скорее с бутылками) решили сесть между нами, девочками. Ибо так теплее. Пришлось двигаться.

— Как вы тут блин сидите?! Ветки же колючие и в ж@пу втыкаются!
— Ну ты, главное, сядь поудобнее и не шевелись, — засмеялась я, глядя на соседа с бутылкой справа.
В это время ребята пели «Лирическую», я вовсю подпевала.
Сосед спросил меня:
— А кто это пел?
— Высоцкий, — сказала я и подпеваю дальше.
— Ты че и такие песни знаешь?!

— …Эх, девчонки, где же вы были пару лет назад!? — грустно протянул Леськин собеседник.
— А что?
— Моя девушка ни в какую русский рок слушать не хочет, а вы еще и все песни знаете. Она меня на Октобефест постоянно таскает, а я не хочу.

— Кабана, кабана, давайте кабана, — вопила Ксю, имея в виду небезызвестную песню Сектора газа. — Я ядрёный как кабаааааан!…

Когда гитарист заиграл знакомые аккорды, а два лысых певца затянули басом “Кабана”, Ксю всем своим видом и телом выражала эмоции счастья. Мне казалось, она сейчас его завалит и покроет поцелуями от переполняющих её эмоций. Да, иногда женщину можно сделать счастливой именно таким непредсказуемым образом.

После 2,5 часов песен, а гитарист реально знал ВСЕ те, которые знали мы (но все его песни мы не знали), мы все засобирались расходиться. Мы — в наш отель, пацаны ставили пустые ящики с бутылками из под пива назад в свой микроавтобус около “зауглом”, они были, как оказалось, из Ульма (близлежащий небольшой город недалеко от Штуттгарта).

— Девчонки, давайте хоть номерами обменяемся?! Вместе к озеру на гриль будем ездить?
— Семьями дружить? — спросила я, — ибо почти все, судя по кольцам, были женаты. Кроме спрашивающего.
— Далеко однако, нам из Мюнхена на гриль ехать, — отшутилась Леська. Все понимали, что никто никого больше не увидит. Попели и ладно. Ксю по пьяни таки оставила свой телефон.

— А прикиньте, я когда мимо вас проходил, — сказал один из наших соседей по дивану, думаю, позову девчонок, ну нам же зрители нужны, ну и с девчонками веселее! Потом смотрю — нееее, бесполезно, такие за угол не пойдут. А они взяли и пошли!!!

Мы дружно расхохотались.
Вот-вот, я тоже от нас не ожидала, что мы пойдем просто так за кучей взрослых мужиков и гитарой за угол, а мы вот да… как же без приключений?!

Мы распрощались, поблагодарили сердечно за сей необыкновенный концерт за углом, побрели назад к отелю, где вчетвером ещё продолжили наш девичий банкет. Пляски, песни хором и кувырки по всем четырем кроватям под “Тополиный пух”, “Медляк”, Петлюру и, разумеется, Сектор газа…

Интересное восприятие тех же самых песен, но с совершенно другого ракурса: вроде и какая-то ностальгия, юношество, но и одновременно такое четкое осознание: насколько нас с детства программирует культура на жертвенность и страдание, пафосность в чувствах. Мы привыкаем к понятию “любви” как чему-то выстраданному, трагичному, часто недоступному, тому, что нужно заслужить. А вовсе не ощущение бесконечного счастья и наполненности радостью, от которой прёт и которой хочется делиться. И об этой трагичности — большинство песен российской и советской эстрады. По крайней мере так было. Сейчас вроде ещё много секса добавили, особенно судя по клипам. Хоть реферат об этом пиши. Да даже на курсовую потянуло бы. “Жертвенность и концепт безответной и/или несчастной любви как основа российской ментальности”. Это, товарищи, было бы очень серьезно, это вам не диванная лирика 😉

А не заигрался ли Я в духовность?

Бóльшую жесть своей детской жизни я провела с бабушкой, прабабушкой и дедом. У нас всегда, несмотря на советские времена, в квартире были иконы. На кухне в углу был такой некий прабабушкин церковный уголок. С лампадкой, ликом Божьей Матери, Иисусом и Николаем Чудотворцем. Последнего бабушка моя до сих пор очень почитает и “уважает”, как она говорит. Потому что он ей много раз помогал в том, что она просила.

А началось всё “уважение” и вера в чудеса Чудотворца в её детстве: у бабушки, когда она была еще ребенком, были цыпки на руках — это такие воспаленные пятнышки, которые вызывают жуткий зуд. Никакие средства — ну по тем временам и возможностям — не помогали. И вот однажды на улице, когда она играла, к ней подошел какой-то старец, посмотрел на её руки и сказал, чтобы она посчитала свои цыпки и на дощечке сделала столько же зарубков. А дощечку сожгла в печке. Как вы понимаете, эффект был налицо. Цыпок как не бывало.Прабабушка (ее мама), будучи всегда очень верующей, сказала, что это сам Николай Чудотворец приходил к ней в образе старца.

Лампадка в том самом церковном углу зажигалась в церковные праздники. Ну или когда кого-то поминали. Бабманя (моя прабабушка Мария) очень почитала всякие церковные праздники и запрещала в эти дни всем делать что-либо по дому: работать запрещалось, проводить такой день следовало в праздновании Бога. Бог мне всегда казался очень серьезным мужчиной, каким-то чудесным образом успевающим бдить за всеми своими земными чадами. Бабушка мне была одновременно моей крестной матерью, охотно совмещая в себе эти роли. Она часто рассказывала о том, как они тайно меня крестили: дед привез всех своих женщин (бабушку, прабабушку, — то бишь его тещу — мою маму и меня) к церкви. Церковь в те ещё советские времена вроде бы тогда была одна на весь Орск: такая маленькая, неприметная, с виду как обычный жилой дом, безо всяких куполов, сразу и не найти её было среди частного сектора Старого города. Дед с мамой в машине сидели, ибо маму с института запросто могли попереть за сие действо антипартийное.

Начиная с первого класса (и в принципе до 11-ого), я «обязана» была перед школой причащаться, т.е принимать причастие. А потом ещё и исповедь добавилась. Именно благодаря этим событиям, как считала бабушка, я была через батюшку Богом благословлена, у меня в школе были хорошие оценки и тяга к знаниям. Отец, напротив, в то время был некрещеным и “неверующим”, и всегда считал мою хорошую учебу СВОЕЙ заслугой, ибо он всегда говорил мне, что я должна быть везде “первой”. Прям Сусанина из меня готовил.

Ну так вот, возвращаясь к теме церкви. Мне всё это, конечно, не особо нравилось. Я с Богом-то, конечно, иногда общалась. Мысленно. Односторонне. Он мне как-то не отвечал. Ну и ладно, у него же дел много, да и рта и голоса у него как у людей нет. И даже знаки ведь не подавал, когда просила. Хотя всегда помогал в тех сутуациях, где я сама в себя верила, трудилась и считала себя достойной и «заслуживающей». По вере вашей да будет вам — так и есть, оно действительно работает, если все искренне и от сердца. Но вот все эти ритуалы и правила поведения, которые устанавливали батюшки, мне совершенно не нравились. Мне казалось, что они библию как-то не так прочитали. Или язык какой не так поняли. А особенно мне не нравились ритуалы целования их рук и процедура покаяния в грехах на исповеди.

“Ну вот как так? — думала я, — ведь он обычный человек. Он даже не монах, ему жениться можно. Ну и что, что в церкви служит. Ну почему я ему руки должна целовать (особенно после 100 человек, до меня их целовавших) и всё рассказывать, каяться в том, в чем я, будучи ребенком, перед Богом “провинилась”? Я, может, Богу хочу напрямую рассказать? Так разве нельзя? Батюшка что, Богу это быстрее и доходчивее как-то передаст? Оптом от всех сразу? И вообще откуда у него такая власть прощать и отпускать грехи? Неужели Бог наделяет их таким правом? Это они в семинарии что ли такому учатся? Это, получается, всю жизнь надо к ним ходить, ибо они говорят, что всё равно все мы грешники. Можно тогда уж НАГРЕШИТЬ так нагрешить, ведь потом батюшка всё равно отпустит.”

Да, бесспорно, есть праведные священники. Но меня всегда смущал факт наличия дорогих машин и самых шикарных домов в округе, которые принадлежали именно “батюшкам”. Т.е. Старые бабусечки, неся в церковь свои последние копейки, обеспечивают ему нехилое существование. Говоря о Царствии Небесном и о спасении души своей, я честно говоря, не видела, где батюшка спасает душу свою, “скромно” подставляя руку для поцелуев прихожан. Разве не в этом его гордыня, заносчивость? Разве не в этом его возвеличивание себя над другими людьми? И почему ему так важны блага мирские? Причем одни из самых дорогих мирских благ. Где здесь духовность? Позже, уже будучи намного взрослее, когда я узнала от мальчишек, что батюшки ходят с девками в сауны, окончательно подорвалась моя и без того очень зыбкая вера в оных светлых посредников между мной и Боженькой. И в церковь как таковую. Как организацию, созданную людьми в первую очередь для своей собственной славы, поклонения, сбора денег и власти. Как и большинство “духовных” организаций, кружков, групп, сект, духовных наставников и учителей наших дней. Суть человеческая не меняется. Меняются декорации, но суть остается прежней… Она слишком падка на блага этого мира, она слишком легкособлазняема.

…Сегодня, перед отъездом из Свято-Троицкого монастыря я зашла еще раз в церквушку подойти к мощам Александра Свирского. От них и правда исходит неимоверная сила…у меня сразу начала покалывать сердечная чакра с обеих сторон и сзади. И на голове словно даже волосы зашевелились. Ну это, конечно, сугубо мои личные ощущения. В этот раз я осознала вот что: у нашей Души есть только один план — чтобы мы стали Человеком в этой жизни, стали теми, какими нас задумал Бог по подобию своему. У Души есть много путей, как нас через разные ситуации — в том числе через соблазны этого мира (выдаваемые нынче за роскошь и изобилие как яко бы показатель «духовного развития» человека) — привести к освобождению от наших желаний, от привязок к материальному. А мы приходим и об этом самом материальном просим, ведь даже здоровье является материальным.

Александр Свирский
Свято-Троицкий монастырь. Нетленные мощи Александра Свирского

Каждый раз, когда вы думаете, что вы хотите “служить людям”, задайте себе пару вопросов, на которые вы себе и только себе сможете ответить честно: а буду ли я служить людям, как любит говорить наш ум, если мне за это никто ничего не будет платить материального? Зачем мне магические знания и умения на самом деле? Исцелять родных и близких, а разве вам это решать? Уж не стремлюсь ли я владеть каким “секретным” знанием исцеления, владеть духовной силой, чтобы в конце концов владеть богатством, властью и контролем над себе подобными, чтобы еще раз подкормить свою гордыню, чтобы сравнивать себя с другими “духовными” и уж тем более “недуховными”? Не хочу ли я стать «свободным» в понятиях лишь этого мира, ведь свободу и независимость здесь дают только деньги и власть? Не хочу ли я возвыситься, привлечь к себе внимание? Не пытаюсь ли я самоутвердиться, чтобы хоть как-то выделиться из толпы, стать особенным и занять свою особую нишу в этом мире?

А главное — спросите себя, а не заигрался ли я в духовность, гонимый на самом деле желаниями системы, а не стремлением познать через себя Бога?…

Старая Слобода, 15.03.2018

Старая Слобода, Свирское
Церковь с мощами Александра Свирского
Старая Слобода, Свирское
Старая Слобода, Свирское

А ж@па жаждет приключений. Это Питер, детка.

Питер встретил своей стандартной погодой: серым затянутым небом. Уже в аэропорту стало заметно, что я в культурной столице, — огромные красивые картины с подсветками при выдаче багажа. И женщины-таможенники с двумя огромными собаками. То ли наркотики ищут, то ли пытающихся сорвать выборы. Хотя как их можно сорвать? В метро очень много полицейских на входе. Как вчера сказала Яна, “…Катя, какой федеральный бюджет?! Им же раздали по пистолетам, чтоб зарабатывали. Тут либо маленькая зарплата, либо пистолет. Как правило, выгоднее оказывается последнее”.

Питер аэропорт
Питер аэропорт

А ещё мне вчера рассказали «типичный» (цитирую) питерский анекдот:
Звонок в пожарную.
— Приезжайте, тут сильная драка.
— Так вы что нам звоните? Вон в милицию… или в скорую звоните
— А больше некому звонить. Здесь милиция со скорой дерутся…

Питер. Казанский собор
Питер. Казанский собор

Иду вчера к Казанскому собору, а здесь же везде императрицы да Петры Первые ходят. Сфотографироваться очень хотят с гостями культурной столицы. За деньги гостей, разумеется. Ну я им отвечаю, что я не при параде, всё такое. И тут ко мне подходит…КОНЬ. Большой такой. Ну в костюме, переодетый, не Екатерининский конь, слава богу. Грит, с конем не хотите сфотографироваться? А сам приобнял меня за плечо копытом, ну и идет со мной рядом. Уговаривает.

Я хихикаю и говорю:
— До чего дожили. Где это видано, чтоб не русская женщина коня на скаку останавливала, а конь — женщину?!
Аргумент у коня, конечно, нашёлся сразу:
— Ну вот, тем более нужно с ним сфоткаться…

Питер. Музей восковых фигур
Питер. Музей восковых фигур

Питер. Музей восковых фигур

С конем я фотографироваться, естественно, не стала. Потом меня ещё тормозили пару других “Катерин” и даже зебра. Около восковой фигуры Jack Sparrow мужчина начал меня зазывать в музей. Я грю, была мол, уже не раз. Да и времени нет, спасибо… Но мужчина с микрофоном не унимался:
— А вот разве вы были в отделе эротики, где всякие уродства человеческих органов? А разве вы уже видели — и тут он называет каких-то людей наряду со Стасом Михайловым.
— Кто все эти люди, говорю я? Да и Михайлова я вряд ли на лицо узнАю.
— А Осама Бин Ладана видели?
— (смеюсь) К счастью, нет
— Воооот, а он кстати не террористом был, а обычным наемным рабочим, агентом ЦРУ!
— Ой, да вы что, — смеюсь я. — Тем самым интерес моего собеседника, по всей видимости, нехило подогрелся. Ибо в последующие пять минут я узнала, что американцы — это сплошные актеры, им бы всё поярче да помощнее, как в Голливуде. Что в самолете, направленном на башни- “близнецов”, не было людей, а летел автопилот. Что индиго размножаются всё больше и больше. Что самым главным становится шестое чувство. И что американцы никогда не были на луне, а снимали всё в студии.
— Это же очевидно! — воскликнул парниша с микрофоном.
— Так они ж не один раз туда летали, — ехидно подметила я.
— Ха, здрасте! А что там делать?! “Ой, а не слетать бы нам сегодня на луну!” Да вообще есть доказательства, что с современной техникой это даже не-воз-мож-но! Невозможно полететь на луну.
— Ах, ну наверное, наверное… Я не могу утверждать, у меня нет ваших доказательств, — улыбнулась я.

— А вообще там очень много мусора вокруг Земли летает! Да-да, его очень сложно спустить назад! — Видимо, мужику нужно было выговориться. Пока он мне всё это рассказывал, около Джонни Депа успело сфотографироваться около трех человек. Ну почему бы и не послушать, чем живет обычный русский человек, подумала я. Тем более из Питера. Чем забит его ментал и жесткий диск. — Так что скоро мы будем все телепатически общаться, всё к этому идёт! Уже в советское время этим всем интересовались и опыты ставили, просто нам, обычным людям, говорили, что это всё фигня, а на самом деле неееееееееет. И левитировать тоже скоро будем. Ну не мы, ещё пару поколений, и всё это будет.
— (я одобрительно киваю головой) Да и сейчас это всё уже есть…
— Ну что, тогда всего Вам доброго! — неожиданно закончил свой монолог мой нечаянный собеседник. Ибо народ шёл в музей мимо нас и без рекламы. По всей видимости, он чувствовал Бин Ладена и Михайлова своим шестым чувством.

Медитация «Лотос»: соединение с Божественным

Совсем недавно прочитала об этой медитации и неожиданно для себя предложила ее провести — да и люди откликнулись! Oна достаточно короткая, но эффективная, если подключать чувства и собственный свет. Лотос — это всего лишь символ для визуализации. Важнее — действительно ваши ощущения. Через эту наполненность вы соединяетесь с божественным внутри себя.

Именно благодаря ей Будда и достиг просветления. К сожалению, из его опыта люди снова создали религию и стали поклоняться.

Автор видео: Лира
Музыка: Yurima, Kiss the rain
Медитация из книги: Анастасия Новых «Духовные практики и медитации»

П.С. моя первая открытая медитация 🙂 Очень счастлива делиться!

Игры разума.

“Да-да, нам нужно еще работать над собой, — грустно констатирует ум. — Столько всего еще нужно осветлить, эх…” Его игра в обычной жизни теперь сменилась на большую игру со смыслом. С глубоким смыслом, у которого есть высокая цель и постоянное оправдание: “я постоянно развиваюсь и освобождаюсь…это чистка. Да-да, вы не подумайте. Вообще я очень духовный, но вот сейчас да, такой период. Увы. Как ни прискорбно. Всё тленно. Я тоже человек. А не святой. Нужно это принять в себе. Ох как сложен путь самопознания. “ — и снова погружается в мягкую ванну жалости к себе со сладкими пузыриками самобичевания и самооправдания, покрываясь пеной из гордыни и ещё одной иллюзии.

Как же мы, люди, любим жалеть себя… Мы погружаемся каждый раз в пучину своих мыслей, а там…уууу…столько подтверждений того, что мы — самая ни на есть ЖЕРТВА. Обстоятельств, других людей, собственной глупости, за которую мы себя карим и отчитываем себя внутренне как провинившегося ребенка. Конечно, как не проявить жалость к этому самому ребенку, которого ругают. Ути-пути, мой гадкий утёночек, бедняжечка. Идём, идём родной, я тебя приголублю.

Если представить, что все окружающие нас люди и так называемые обстоятельства — часть огромной игры, где всё разыгрывается лишь для меня самой… А я — сам себе режиссер… То мне как личности становится даже как-то грустно. Она безнадежно опускает руки и обиженно шепчет сквозь дрожащие губы: “я так не играю!.. “ — и почти со слезами на глазах отворачивается и погружается в ещё более глубокую жалость к себе, несчастной жертве нелепых обстоятельств, в то время как душа начинает хохотать заливным хохотом. Ибо знает, что личность раскрыла сама себя. Точнее она даже сама через свои эти “ваши саморазвития” и “занятия эзотерикой” и “духовностью” видит всю нелепость ее поведения в силу осведомленности о факте наличия спектакля.

И вот тут самое интересное. Если другие — это часть тебя… То блин. Вообще нечего делить. Бессмысленна борьба за ресурсы. Бессмысленно считать себя хорошим или плохим. Всё как-то понятно, просто, разоблачено, больше не прикрыто. Нечего терять, не во что играть. Никакой драмы. Скучно жить… Вот это эго-то и страшно. Что не будет ничего интересного, не будет никакого “вааааау” в твоей жизни, ничто не будет выделять и отделять тебя от других (а уж тем более возвышать тебя или принижать), потому что это ваааааау принадлежит другим ровно настолько же, насколько и тебе. И злая соседка баба Клава тоже становится тобою. И все другие разбойники и воры, все добродетели и все святые — тоже ты. Больше нет только твоей истории, нет актера, нет артиста. Отныне ты говоришь от всех и для всех. И можно подписываться разными именами. Потому что в тебе разные энергии, перемешанные с энергией твоей души.

Сегодня читала удивительную книжку. И поняла одно: самая главная наша духовная практика в принципе — это концентрация на сердечной чакре и взращивание там лотоса как образ любви и благодарности. А если ещё проще — создание в области солнечного сплетения (я начинала в сердечной, и потом оно само перенеслось на солнечное сплетение) ощущения ожидания чего-то радостного. Это как в детстве, например, чего-то очень сильно ждешь, что вот-вот наступит и ты об этом знаешь. «Сейчас на ёлку пойдем на горке кататься» — вот для меня лично это было одной из таких радостей. Как-нибудь нужно видео короткое снять и провести эту медитацию, хоть я вам её уже рассказала (“в МОЕЙ интерпретации естественно!” — шепнул мне на ухо только что мой ум, чтоб напомнить о себе хоть немного как о личности. Он кстати, очень радуется, что можно немного привлечь внимание своим рассказом).

Так что если кто за, могу провести в воскресенье — пишите в комментариях. Ну так вот, а всё остальное, даже всё это видение и все чувствование в медитациях — это тоже своего рода немного игрушка для ума, чтоб прикольно и интересно было. Киношка такая со спецэффектами. Чтоб “огогоооооо!” Чтоб рассказать можно было что-то, поделиться, других заманить. А на самом деле важна только вот эта распирающая радость в груди, концентрация на любви. И чем больше её за день, тем больше ощущение счастья бытия. Без необходимости прокручивать в голове трагедии и драмы из прошлого или будущего — потому что некогда, потому что ум занят концентрацией на великом. Где-то недавно прочитала, что Бог не смотрит на нас сверху. Он смотрит на нас изнутри. Так вот позвольте Богу внутри вас просто быть и любить вас. Ведь бог и есть любовь. А я пойду “позволю” это Богу “своему” 😉

ИГРЫ БОГОВ БЕЗ ПРЕСТОЛОВ. Часть 2. Не создавай себе кумира.

Начало здесь: ЧАСТЬ 1. Бытие. По вере Вашей…

— …Что ты чувствуешь? — Лайт удобно расположился в кровати около брата.
— Как меня это все достало, — вздохнул Найт.
— Что на этот раз?
— Зависимость…
— Ааа… да, непростая вещь. От чего или от кого?
— От других людей, их установок. От того, к чему мы привыкаем. И привязываемся.
— А как ты думаешь, почему у нас возникает зависимость?
— Ну мы хотим этим обладать, чтоб это было НАШИМ. Будь то человек или место жительства, или вещи всякие… Мы связываем с этим что-то теплое и родное, сами холим и лелеем, вкладываем силы, сами придаем этому значение. И потом боимся потерять…
— И ты тогда что начинаешь делать обычно?

Найт удивленно посмотрел на брата:
— Контролировать, конечно!…Это что, кстати, допрос?
Лайт захихикал.
— Я столько всего пропускаю в жизни. Может, зря мы ушли из леса в приют, а? — Найт задумался. — Опять я с головой ушел куда-то… Слушай, а это — тоже контроль?
— Нет, это нежелание брать на себя ответственность за свою жизнь. Это и поиск себя, с одной стороны, и поиск «надежного» и безопасного убежища — с другой. Ты решил попробовать себя здесь. — Лайт улыбнулся. — Никогда ни о чем не жалей — это же бесполезный процесс!
— Что-то мне подсказывает, что это ты меня сюда «невзначай», абсолютно «случайно» привел. А для меня опять это выглядит, будто Я Я Я — а кто же ещё? — это всё сам замутил. Подсовываешь мне вечно свои решения. А сглатываю их словно наживку как свои собственные.

Лайт подозрительно улыбался. Он однозначно снова знал больше.

— И чего ты так боишься? Я чувствую твой страх…дай обниму! — Лайт ласково обнял брата. Найта тут же отпустило, он почувствовал его любовь и заботу.
— Я…понимаешь…я боюсь волшебника обидеть. Он же на мою поддержку надеется.
— А с чего это ты вообще решил думать за него? Волшебник тоже всего лишь как и ты — обычный эльф, который живет обычной жизнью. У него есть всё то же самое, что есть у тебя. Он нас всех очень любит, но очень ко всем привязался. И вы к нему привязались. А так нельзя…
— Почему нельзя?
— Потому что, во-первых, вы учитесь оба отпускать, не цепляться: и ты учишься, и он учится. А во-вторых, тебе нужно стать наконец-то самостоятельным, поверить в свои силы и идти своим путём…
— Ну что ты сравниваешь! У него вообще 144ый…
— …Какая разница, какой уровень! — перебил Лайт. — Качества-то одни и те же. И их с любого уровня признавать придется. Каждая душа эльфа хочет быть свободной. Мы же все говорим об освобождении, а сами на самом деле всё ещё ищем поддержки и любви, преданности и надежности, защиты и стабильности. Мы затыкаем побыстрее дыры там, где было особенно больно, прикрываем их красивой тряпочкой с изображением мандалы и говорим, что у нас уже почти все светло.
— Про тряпочку прикольно! 🙂 Ты прав… Поэтому волшебник так и трясется над приютом — это его творение. Иногда мы ищем замену в чем-то другом, особенно если это становится для нас надежным, стабильным, безопасным. Мы вооружаем новую крепость. Я даже признаюсь тебе в этом! Я вижу или хочу видеть в волшебнике отца, мать — словно обоих родителей одновременно.
— А он в тебе что видит? Ну давай, будь молодцом, догадайся! Ты же ему зачем-то тоже нужен. Бусинки пока отставим в сторону, хотя тут тоже подсказка 😉
— Нуууу, в бусинках — это явно стабильность и опора. Огромная структура приюта. Она — тыл. Надёжный и верный. Он тебя кормит и поит — его нужно поддерживать и расширять… — протянул Найт.
— А ещё?
— Ещё можно получать любовь, ты всегда в центре внимания. Можно много говорить о себе и слышать в ответ похвалу. Ты никогда не один, с тобой всегда кто-то есть. И все эти эльфы возле тебя дают тоже ощущение защиты и безопасности. Да?
— Не знаю 🙂 Это твое восприятие. Значит, и ты искал того же самого, только с «другой стороны». Вы же в одну и ту же игру играете, — улыбнулся Лайт, — А что произойдет, если кто-то захочет уйти или будет что-то такое делать, что волшебнику не понравится или что «не принято» делать?
— Страх? Обида? Не знаю…предательство?
— Точно.
— Прям всё как у меня! — воскликнул Найт. — Я даже признаю это!

Лайт улыбался и восхищался братом. Он словно смаковал, растягивая слова:
— Потому что вы играете в одну и ту же игрууууу. Игру пробуждения. Так как насчет своего пути?
— А куда идти? Опять в лес? Или искать что-то другое?
— Зачем что-то искать? Мы столько с тобой вместе уже прошли, столько всего пережили и повидали. Неужели ты не понял, что есть только одно место, где ты можешь искать, — это твоё сердце. — У Лайта загорелись глаза.
— Ну хорошо, мы пойдем разными путями…Хотя всё равно не понимаю чётко, почему бы не всем вместе? Так же веселее? Правда, постоянно бусинки нужно где-то брать. И всё больше и больше.
— Ну вместе, конечно, веселее. И с бусинками я тебе всегда помогал, когда нужно было. Только куда почти твоя сила уходит? На приют, на общение, на чтение… На то, чтобы искать бусинки. Так ты никогда в свои силы не поверишь, не поверишь, что внутри тебя живет такой же волшебник, прикрываясь тем, что ты еще не дорос. Это бесконечный процесс. Может, будем выходить, а? И начнём жить?
— А разве я не живу?!
— Живешь. В рамках живешь. В «чужом» пространстве, а не в общем. Там ты не хозяин, там ты не свободен. Там есть чужие правила. И они тебе явно не нравятся, я это чувствую. Потому что там тоже многое поменялось. Ты живешь в чужой иллюзии, в которую уже сам начинаешь верить. Короче, живешь в иллюзорной иллюзии! — Лайт захохотал.
«Во загнул…но он прав» — подумал Найт. Он знал, что брат умеет читать его мысли.

— Стань свободным. Не жди ничего от других, но и не позволяй другим тобой «манипулировать», оправдывая их ожидания. И ради Бога, не суди самого себя. И других, разумеется, тоже не суди. У каждого своя правда, и Бог принимает и любит каждого в этой большой игре в познание своего же творения.

— И как Бог только всё успевает?! — помотал головой Найт. — Никогда не мог себе этого представить. КАК он может наблюдать и быть со всеми одновременно? У него столько подопечных, разве ж за всем уследишь?
— Ну это ТЫ не уследишь — ты живешь в мире, где есть время. А Бог на то и Бог, что он все умеет. А у нас ещё всё проще устроено: смотри на других вокруг тебя и сразу поймешь, что тебе ещё внутри себя увидеть и принять нужно.
— Да уж, Бог тот ещё хитрец!

Продолжение следует…

Школа вождения: алкоголики, наркоманы и смартфоны.

Вчера ходила на первое занятие в школу вождения. Сначала куча бюрократии — как в университет поступаю, столько всего! А потом — концерт Петросяна, ей Богу, только смешно! Ну и сам Петросян помладше. И баварец. А тема была вчера про смартфоны, алкоголь и наркотики за рулем, очень познавательная кстати — тоже про нашу осознанность. Береженого и Бог бережет, как говорит моя бабушка.

— У тебя когда практические уроки вождения начнутся, дай знать! — сказал вчера мне мой коллега.
Я намек поняла и улыбнулась:
— Ты постараешься к этому времени покинуть город? 🙂

Тема преподносится на современном технологическом уровне: никаких тетрадок, доски — презентация с видео, все дела. Когда «учитель» еще и с шутками-прибаутками рассказывает, то вообще прикольно! Словом, не ожидала даже такого интересного урока, да я вообще в принципе не знала и не думала, что меня ждет ))) Поменьше ожиданий — тогда меньше разочарований и больше приятных сюрпризов.

Аудитория слушателей — 10 человек. В основном возраст присутствующих — около 18 лет. Чувствовала себя как безграмотный в вечерней школе. Перед занятием кладешь на стол книжечку ученика, ну типа как «зачетки», где помечают, что ты присутствуешь. Во время занятия учитель там расписывается, потому что посещение всех 14 занятий обязательно. Начинать можно с любого.

Показывает нам обучающее видео. Там женщина едет по городу, у нее на пассажирском сидении лежит сумочка, а на ней звонит телефон. На экране написано «Катя звонит…»
— Ну, что делать будем? — спрашивает нас учитель. Видео останавливает.
Все молчат. Голос из зала:
— Не брать. Пусть звонит.
— Но это же Катя звонит. КАААТЯ!!! Это, может, жуть как важно. Вопрос жизни и смерти. А? — пытается сбить с толку учитель. — А на громкой связи же можно?
— Поставить на беззвучный! — говорит одна девушка.
— Прямо во время езды? — ехидно улыбается учитель.
— Нет, заранее!

Как выяснилось, до тех пор, пока в машине включен мотор и она находится в движении, телефон по закону даже в руки нельзя брать. Но разрешается, если телефон подключен к машине (с управлением кнопочками для звонка на руле) и ты будешь разговаривать по громкой связи. Разрешается, если пассажир рядом с тобой поднесет телефон к твоему уху и будет держать. Но самому держать нельзя. Ни для разговоров, ни тем более для переписки.

— Я однажды так заплатил. Ехал по автобану, тут позвонила жена с очень важным вопросом: «А ты где? Чем занят? Когда дома будешь?» И в это время меня обогнали полицейские и увидели, что я разговаривал. И всё, приехали, машут, чтоб остановился. Тогда мне этот ответ на важные вопросы жене целых 60 евро стоил. Но это давно было. Сейчас штраф 100 евро за разговоры по телефону за рулем. Оказывается, согласно официальной статистике, именно использование телефона за рулем является причиной номер 1 всех аварий по Германии. Каждый десятый-таки «трогает» или держит в руках свой телефон даже во время езды по автобану. А по городу и подавно. И особенной тягой к телефону отличается новое поколение, которое практически не выпускает его из рук.

— Вы знаете, мне иногда кажется, что у вас, молодежи, телефон прям врос в левую руку. Он постоянно там. Я даже не знаю, как я выжил в свое время, совершенно в него не пялясь, представляете? Да-да, такое было возможно!

Про алкоголь и наркотики. Серьезная тема, оказывается!
Опять же согласно статистике, в Германии на душу населения приходится около 106 литров пива в год. Сюда же примешиваются 21 литр вина, 5,6 литров шнапса (крепких напитков) и около 4 литров игристых вин.
— Шампанское, прозеееекко… — учитель нарочито заговорил томным женским голосом. — Но вы знаете, тут нужно отдать дань женщинам. Все-таки по-статистике, аварии случаются больше по вине мужчин в нетрезвом виде — женщины в своем большинстве все-таки боятся садиться пьяными за руль. Из-за аварий под воздействием алкоголя в Германии примерно ЕЖЕДНЕВНО умирает два человека. И необязательно умирают пьяные водители, ну вы же понимаете.

Потом он рассказывал про промилле, о том, как меняется восприятие и поведение человека с каждой увеличивающейся промилей. В Германии разрешено вождение автомобиля с 0,5 промилле. Но только после достижения возраста 21-ого года и дополнительно после 2-х лет пробного вождения у новичков.

— Ну, у кого из вас еще в жизни не было опыта с алкоголем? — радостно спросил учитель, рассматривая публику. Руки никто не поднял. — Ну я так и думал, все уже опытные. Тогда вы меня можете понять…Около 3 промилле — это когда вы теряете память. Ну просыпаетесь после вечеринки или дискотеки, а с вами рядом — кто-то лежит. А вы его не знаете. И что было вчера — не помните. Тут, конечно, можно спросить тех, кто с сами был вчера. Если они живы и что-то помнят. Ну или вот этого, рядом лежащего спросить. От 3,5 промилле, — продолжал наш веселый повествователь, — обычно наступает опасное предсмертное состояние, где человек теряет сознание. — На картинке его презентации над валяющимся человеком парил ангел. — Госпитализация, все дела. Но есть исключения… Есть у меня знакомый полицеский, который как-то остановил одного храбреца с 4,5 промилле за рулем. Ну, как вы думаете, КАК он так смог?

— тренировался… — предположил кто-то из зала.
— Ну конечно! Нужно часто и много пить, чтобы смочь такое! Нужно долго тренировать свои печень и легкие! Да-да, легкие! Поэтому и бывает «похмельный» запашок на следующий день, потому что легкие выводят остатки алкоголя через дыхательные пути.

По поводу наркотиков тоже было интересное и веселое обучающее видео. Например, сидящий с тобой рядом на пассажирском сидении заяц, которого ты видишь когда ты за рулем немного под ЛСД )) Ну или как ты превращаешься в фею, которая отключает красные светофоры и других участников дорожного движения своей волшебной палочкой под прочей другой кислотой.

— …Оооо, даже со светом! — посмеялся надо мной учитель, садясь в свой служебный автомобиль после занятий.
— А то! — гордо ответила я, садясь за руль своего двухколесного друга.

ИГРЫ БОГОВ БЕЗ ПРЕСТОЛОВ. ЧАСТЬ 1. Бытие. По вере Вашей…

/*** Я шла через поле к электричке. Светило яркое солнце, да такое, что я только вдохнула свежий воздух полной грудью, и сердце сразу на распашку открылось! И я — в центре мироздания. А как же иначе? — каждый из нас в центре мироздания. Потому что центр этот очень четко определенный, т.е для каждого он — свой. Я вспомнила Оренбург, и осознала, что я больше не цепляюсь за прошлое своими эмоциональными клешнями, как усиленно делала это раньше, создавая все больше драмы в своей жизни. У меня не вызывает эмоций дом, где я жила, двор, где жила моя бабушка со стороны отца, куда мы приезжали каждое лето, будучи детьми. Это не значит, что я всё забыла или подавила, — но я воспринимаю это как данное, как часть моей жизни. И осознаю, что там мне было и хорошо, и плохо — я просто там жила. Я никому не хочу ничего больше доказывать, как раньше, я просто есть. С вами или без вас. По-другому посмотрела на родственников: с бОльшей любовью, с мЕньшей привязкой. Я просто позволяю им проходить их жизненные уроки. Ура! Значит, я освобождаюсь. От привязок к личностям, местам, запахам…освобождаюсь от зависимостей.

— Это такое безразличие! — попыталось воскликнуть эго, сглатывая слюну, поперхнувшись чувством вины.
— Это бытие, мой родной. И свобода. — улыбнулась Душа и задумчиво посмотрела вдаль, словно знала и видела намного больше.

И пришло вчера и сегодня вот что… Крутится вихрями во мне и около меня вот уже несколько дней, облекается в форму. И о ТАКОЙ форме мой ум никогда бы не подумал))) ***/

— Опять ты собрался в солнечную комнату. Тебя туда как магнитом тянет! — возмущенно вздохнул Найт.

— Магнитом — это тебя тянет, ты у нас эмоциональный! Я осознанно иду, между прочим. Но могу тебя уговорить. С превеликим удовольствием! Ты же знаешь, в солнечной комнате приюта будет снова много других детей-светлячков! И волшебника мы любим! Нам обоим среди них всех хорошо — мы раскрываемся. И они все тоже. Мы словно танцуем вместе. Это так чудесно! Мы обнимаемся, делимся своим светом — и это супер-пупер клёво! Разве ты другого мнения?

— Нет, я с тобой полностью согласен! Когда я там, в солнечной комнате, мне кажется, что она светится еще больше от нашего общего света. Это всё наш волшебник, это он там все лампочки зажигает. — С упоением протянул Найт.

— Волшебник — это-то да, но мы все там одинаково “равноценные”, равные эльфы. Потому что мы все по своей сути — играющие дети. Независимо от возраста. И не только волшебник нас ведет и нами управляет, но и мы волшебника тоже ведем и так же им управляем. Мы зеркала. Не забывай! И ты для него — такой же волшебник, как и он — для тебя. Никто не лучше и не хуже, никто не выше и не ниже, Мы все друг другу — учителя! Сколько раз тебе уже говорил, а ты всё за свое. Но я подожду. У меня времени — уйма просто. Но по-любому больше, чем у тебя. Тебе вон ещё бусинки искать и собирать. — Захихикал Лайт.

— Волшебник мне всегда даёт ощущение какого-то ДОМА, чего-то родного, родительской заботы.
— Ты просто видишь и находишь в нём то, что тебе самому не хватает.
— Вот тебе зато у нас вечно всё хватает! Хоть бы раз посочувствовал или сам пожаловался бы. Как-то не по-братски это, не по-эльфовски.
— Ну ты же меня знаешь. Я всегда всему рад. Вот вырастешь — поймешь. — Лайт приобнял младшего брата.
— И как только ты так спокойно ко всему относиться можешь, я не понимаю! Я постоянно на измене, переживаю, волнуюсь за наше существование, голову ломаю, о нас с тобой думаю…достаточно ли у нас ещё бусинок на все эти наши игры. А тебе вообще всё пофиг!

Лайт захихикал.

-Вот, пожалуйста, и вечно тебе смешно! Ну как так безответственно можно жить, я не понимаю!? Если бы не я, неизвестно, где бы мы сейчас были.
— А я разве спорю? — улыбнулся Лайт. Всё так. Благодарю тебя. И люблю.
— Аж бесит иногда твое это безразличие! Ну или спокойствие, ок, ок! Бытие. — Найт закатил глаза, с сарказмом по-учительски поднял указательный палец и особенно выделил последнее слово.

Лайт начал хохотать:

— А вот кстати, подумай, от какого слова происходит слово “бесит”, а? У кого это ОНО внутри? Внимание, — он нарочито сделал серьезное лицо, — подсказка: На других стрелки переводить нельзя.
— Не, я не пойму! Ты меня специально изводишь, что ли? На эмоции выводишь типа? Вот ты гад, а не брат! — Найт весь исходил на г@вно, если выражаться его же жаргоном. Всё внутри него подымалось темной бурей и колыхало, словно где-то далеко уже начиналась война.
— Ну тихо, тихо, ладно не переживай так! Опять на пустом месте завелся ведь. Итак вон, волосы у тебя голубые не по годам, хи-хи, ведь ты еще ребенок. Внимание, подсказка: чувство это называется злость… — глаза Лайта по-дьявольски сверкали золотыми бусинками. — Не стоит благодарности! Всегда пожалуйста. В любое время года и суток.
— Фуууух…вижу-вижу, принимаю… — сказал уже совершенно спокойно Найт, — вот опять. Из-за чего весь этот разговор вывел меня из себя? Ну вот серьезно! Пойду “попринимаю” себя, “полюблю”, — с каким-то даже азартом сообщил Найт, осознавая, что он опять ввязался в игру, сам того не замечая.

/*** Лирическое отступление. О муза! Опять ты пришла для меня в совсем неподходящий момент. Я сижу за завтраком, с мокрой головой. А они тут, видите ли, общаются! Найт и Лайт — продолжают. Мне на работу собираться нужно, а они тут кино-спектакль устраивают. Пиши типа, куда деваться. ***/

Найт снова подумал о волшебнике. Как он к нему привык и привязался — теперь и жизни без него не представляет. Он такой…такой…светлый, классный, радостный и крутой!…

— Хм. Хм. — тихонько покашлял Лайт, напоминая о своем присутствии. — Ты такой же, если что. По-своему, по-другому, но смысл тот же. Всё, что в нём, есть в тебе, раз ты это видишь.
— Ну это да, но у волшебника же 144-ый уровень ЭльфоСознания! Он говорил…ему приходило…
— Слушай, вот сколько в мире эльфов? И мы что, сейчас всех по уровням будем расставлять?
— Ну вообще-то да!
— Зачем? А смысл? Что тебе дадут эти бесконечные сравнения?
— Чтобы знать, ГДЕ я, куда мне идти. Ведь каждый на своем уровне — так волшебник говорит.

— Волшебник. Волшебник. Заладил. Мало ли что он говорит. Ты почему волшебника больше слушаешь, а не меня? Хотя бы потому, что мы с тобой каждый день вместе. И в приюте сейчас, и в лесу когда жили — мы всегда вместе, всю твою жизнь. Ну ты же младше, сам понимаешь 🙂 А я твой брат, — Лайт с огромной любовью посмотрел на младшего брата и осторожно, даже как-то по-матерински, взял его за плечо.

Найт опустил голову и отрешенно посмотрел в сторону. Он не находил ничего, никаких доводов и аргументов, чтобы возразить. Лайт полностью был прав.

Найт задумался и снова вспомнил о том, что ужасно идеализирует людей, возводит их на пьедестал. И моментально влюбляется, к сожалению, автоматически ставя себя в положение “ниже”, позволив давать себе советы и наставления, как ему нужно жить и куда и за кем каким путем идти, и напрочь забывая о том, что говорит единственный близкий ему — его брат.

— Вот опять, ты к волшебнику привязываешься, а любовь должна быть свободной.
— Я не привязываюсь. Просто мы все едины. Поэтому постоянно вместе в одном поле. Как одно целое.
— Еще есть какие-то фразы, которым тебя в приюте научили? — засмеялся Лайт. — Уже наизусть выучил. Садись, пять! Отличник ты мой родной.

Найт посмотрел на брата как на предателя.

— Единство — это не то, что ты думаешь! — с любовью продолжал Лайт. — Это не взаимная привязанность и сосуществование одной кучкой, бандой в противовес другим “кучкам”. Единство — это свобода. Просто любовь. Без обязательств друг перед другом. Без клятв в собачьей верности. Без разделения на богатых и бедных. Без правил и осуждения при неповиновении. Без чувства вины, без ожиданий. Иначе чем наш приют отличается от других обычных, яко бы «неволшебных» контор, обещающих этот заветный рай на Земле?
— А что я, по-твоему, ожидаю! Я просто там есть! — гордо заявил Найт.
— Ни фига, дорогой… Как чего ты ожидаешь? Новых игр, более “высоких” и “сильных”. Просветления, может? Расширения денежного потока? Улучшения жизни. Ну всего того, что тебе волшебник наобещал. Разве не ждешь? 🙂 Ну где-то глубоко, ну…? Ну признавааааааайся.
— Я как бы вижу результаты, потому что так оно и есть.
— Ты в это веришь — вот оно так и есть. Заставить поверить можно во что угодно. Особенно если часто об этом повторять. “По вере вашей…” — помнишь? И ещё: куда направлена энергия и внимание…
— …то и становится сильнее, — вздохнул с пониманием Найт. — Ну да, Ну да…

— А я тебе постоянно советую ненавязчиво, между прочим, чтобы ты свои ожидания и свою идеализацию отпустил — тогда всё снова войдет в состояние гармонии. А так вся реальность твоя искажена набок. Кривая, короче. Тебе оно надо? Ну извини, извини, пока еще надо 🙂 Молчу, не вмешиваюсь — ты всё равно пока ослеплен и не слышишь. — Лайт словно сделал шаг назад, заняв позицию внимательного наблюдателя. И как всегда улыбнулся. Он любил Найта всей своей сутью. Всей силой Души.

Обнимаю вас!
Позвольте себе такую роскошь — быть собой!
Ваша Лира.

Продолжение здесь: ЧАСТЬ 2. Часть 2. Не создавай себе кумира.

Квартира с приключениями.

Забронировала я в Оренбурге большую квартиру на всю мою семью, чтоб все поместились: и мама, и бабушка, и брат с женой. Через booking. Присылают мне мейл, мол уточните, сколько точно человек проживать будут. Пишу, что шесть. Через пару дней приходит ответ с просьбой уточнить ВОЗРАСТ гостей. Я аж обалдела: сколько раз в разных странах квартиру снимала — возрастом моей бабушки еще никто не интересовался! Пишу много смайликов, указываю публику от 27 до 76.

Вам, мне отвечают, три комплекта постельного белья положено на шестерых. Две кровати и два дивана.

— А если двое из них не “пара”? Им всё равно придется вместе спать? Принужденные обнимашки?! Комнаты же четыре…
— Три комплекта на шесть человек, три маленьких и три больших полотенца. Всё остальное — за дополнительную плату.

Зашибись. Начинаю себя успокаивать, что “это Россия, детка”. В других квартирах тоже примерно так написано было, да и вообще больших квартир около центра не так уж и много. Даже в Белоруссии в спальном районе ключ можно было при отъезде в ящике почтовом оставить, да и белье запасное лежало — хоть каждый день меняй)) А тут, наверное, придут при выезде полотенца считать — не зря же 1500 руб залог берут.

— Мы спрашивали про возраст, потому что часто квартиру снимают для вечеринок, гуляют, пьют, слушают громко музыку, и соседи жалуются на шум. Мы рады будем видеть вас в нашем домашнем отеле.

Теплая встреча. Русское гостеприимство. Всё как полагается, даже вежливо и не послали. Словом, я узбагоилась.

Настал день Х, т.е сутки до въезда. В этот день мне обещали сообщить больше информации — я, конечно, ждала номера квартиры ЗАРАНЕЕ. На улице зима, ждать на холоде без российской сим-карты как-то не очень, звонить за 7-8 евро в минуту тоже радости не особо много, даже из-за принципа. И еще не факт, что работать будет связь. В агенстве в этот день мне сообщили номер телефона АГЕНТА Вадима. У Вадима ни what’s app, ни вайбера нет.

Пишу на what’s app агентства (хотя до этого в мейле просила, но меня игнорировали), мол пусть ваш Джеймс Бонд подъедет к 12, как раз к этому времени из аэропорта приедем. Если что не по плану, то я позвоню, а так договоримся и всё. Продолжают писать, чтобы я позвонила агенту за час до заезда. Квартиру скажите, люди добрые. Не говорят. А то конечно, вдруг сейчас с отрядом ОМОН/фсб/иностранной разведки приеду!

— Агент Вадим тогда будет ждать вас около подъезда.
— Блин, так холодно же (на тот момент в Орене было около -19)
— Ничего страшного, работа у него такая.

Точно. Агент так агент. Потом смотрю, звонит мне агентство по what’s app. А я в метро на работу еду.

— Мы хотим с Вами кое-что обсудить.
— Ну давайте ОБСУЖДАТЬ, — я как-то начала напрягаться.
— в квартире, которую вы забронировали, нынешние гости хотят подольше остаться, мы вам предложим другую квартиру, она даже немного побольше, тоже в центре, и уровнем повыше.

Я в шоке. Они дождались суток до заезда, чтобы невозможно было бы на booking отменить бронь. Прислали, конечно, фотки “новой” квартиры, я посмотрела — эта квартира и на booking’е висела тоже. Куда деваться? Я весь день работаю, а вечером в ночь самолет… Согласилась. Номер “новой” квартиры тоже не говорят.

Приезжаем из аэропорта. Время — ровно 12, случайно так получилось. Агент ни у какого из трех подъездов (кто читает петербуржцы, не обессудьте, судари, — “ни у одной из трех парадных”) не стоит, не мерзнет. Но мы явно замерзнем, если будем его ждать.

— А вы не могли бы мне телефон одолжить позвонить? — спросила я таксиста. Таксист телефон дал. Джеймс Бонд секрет квартиры раскрыл. Слава всем высшим силам. И таксистам заодно тоже слава.

Вадим был очень вежлив и приятен, мы подписали договор. Он взял положенные 1.5 штуки в залог под расписку. Это если мы буянить будем. Простыни подожгем. Или полотенца. Накурим в квартире. Тарелки побьём. Или стаканы. Или мебель двигать будем.

— Чего? Как так мебель нельзя двигать?! — возмутилась я после всего услышанного. — И про шашлык на балконе Вы кстати тоже ничего не сказали! Мы как раз этим и собирались заниматься. Чем же ещё?
— Вот Вы смеетесь, а случаи разные бывают между прочим. Принимал я как-то квартиру однокомнатную. Захожу, а на кухне посередине — ну вот как провода хватило — холодильник стоит. Пол, разумеется, ну ламинат там, весь поцарапан. И мужик сидит за столом с великого бодуна.
— И? — мне аж жутко интересно стало, — зачем холодильник понадобился посреди кухни? Может, так пиво ближе было доставать и еду тоже?
— Вот и я мужчине говорю: “Ну что Вы за пол ущерб будете возмещать — это понятно. Мне просто для себя любопытно: ЗАЧЕМ?” А тот сидит, похмельную голову на руки сложил, головой мотает и говорит: “Мужик, не знаю я, ЗАЧЕМ! Я вообще ничего не помню…” Вот так, так что всякое бывает. Моё дело — предупредить.
— Ну я не пью, буду следить за порядком, — улыбаюсь я, — и караулить холодильник, чтоб не “увели”.
— Оооо, а СКОЛЬКО раз я это слышал! “Не-не, мы вообще не пьем!” Заходишь, а все бухие и с сигаретами в зубах.

— Куда мусор выносить? — неожиданно спросил милый. Пока мы разговорились о разделении мусора в Европе и пока Вадим ржал, так про мусорку мы и забыли. Потом пришлось преследовать соседку с мусорным мешком до самых баков.

В один из дней мы собирались выходить, в дверь позвонили. Я удивилась, беру трубку домофона:
— Открывайте, полиция.

Пипец. Приехали. Джеймс Бонд однозначно не просто так скрывался, — подумала я. А мы даже ничего не жгли.
— Чё серьезно? Правда что ли? — переспросила я на ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ, как будто к нам там Петросян пришел и, как всегда, несмешно шутит.
— Да правда, открывайте!

Милый посмотрел с балкона:
— нет полицейской машины…
— ттттссс, ты что думаешь, у них столько служебных машин?!

Ну ладно, чё делать. Даже “как положено” в глазок посмотрела — не приехал ли отряд омона? А то бы я, конечно, не открыла )) Открываю. Мужик показывает мне удостоверение капитана полиции. Я присмотрелась повнимательнее с подозрением. Хм, а вдруг сейчас такие в Москве в метро купить можно, как в 90-ые годы — аттестат.

— Настоящее удостоверение? — спросила я его, как будто снова надеясь на искренность полицейской души.

Какой подозрительный и недоверчивый я, оказывается, человек, всё-таки напуганный в своё время российской действительностью в силу того, что выросла я в достаточно криминальном городе.

Полицейский искал какого-то Алексея. Нет такого, говорю…

— Вы сколько тут живете?
— С 13-ого, говорю.
— С 13-ого года?
— Января! Снимаем квартиру
— Аааа, а договор у вас есть?
— Есть… — притащила договор, за порог полицейского не пускаю.
— А это что за женщина, вот фамилия..? — спрашивает капитан.
— Да это я! Вот наверху же фирма, смотрите! Их адрес, телефоны… — Начинает переписывать номера телефонов и всё остальное в свою записную книжку.

Вот балбес, думаю, мог бы сфоткать телефоном. Но не буду ему подсказывать. Может, у него фотика на телефоне нет.

— Чай, вода? — на ломаном русском выражает своё гостеприимство мой милый.
— Нет! Спасибо, — отказывается капитан. А кто вам квартиру передавал?
— Мужчина.
— А номер его есть?
— Я с агентством связывалась. Он нас в квартире ждал. (Это же Джеймс Бонд. Не буду его выдавать правоохранительным органам, у него важная миссия: ему ж ещё холодильники двигать!)

Ключи забирать приезжал другой агент. Во дворе нас ждал таксист ехать в аэропорт. Милый поехал на лифте с чемоданами. Я спустилась пешком, на улицу еще не вышла, жду чемодан на первом. Смотрю, что-то лифт не едет, тихо как-то. И тут слышу голос лифтерши раздается по громкоговорителю:

— Вы можете выйти или нет?

Охренеть! Не может быть, только этого сейчас не хватало: он что, с чемоданами в лифте застрял?! Меня чуть инфаркт не хватил. Но быстро отпустил. Поднимаюсь наверх. Двери лифта наполовину открыты, т.е пролезть можно и чемодан боком тоже проходит. Фух.

— Можем, можем выйти! — ору лифтерше.

Сели в такси, рассказываю таксисту про лифт, мол поэтому чуть задержались. Он грит, я как-то в Алтае был, в аэропорту еду на такси, а у водителя бензин внезапно кончился посреди дороги. Я, мол, на измене: конечно, билеты ни сдать, ни поменять нельзя.

— Ну успели?
— Успел.

Милому перевела. Он говорит: спроси, а у него бензин есть?

Оренбургский аэропорт особенный. Там только один выход на посадку. Один автобус, одна взлетная/посадочная полоса. Два самолета. Но целых три контроля, где тебе все три раза светят сумки и спрашивают, что за жидкости с чемоданах.

— Святая вода и водка. Что же еще русскому человеку за границей нужно?!

П.С. на фото дверь в туалете в квартире «уровнем повыше». Кто-то, видимо, там до нас очень хорошо погулял. С застреванием в туалете, выламыванием замка…все дела. Поэтому дверь не закрывалась вообще — просто стояла нараспашку, как русская душа. Мы прикрывали ее ИКЕЕвским стульчиком. На Родине мозги фиг расслабишь! 😉