Духовный «бич».

Есть такая вещь как измененное состояние сознания. Да, в этом состоянии можно много чего сделать: “посмотреть” человека насквозь, “увидеть” его “проблемы”, заморочки, блоки и прочее. Это всё да, берется из общего информационного поля, к которому сознание на определенных уровнях и в этом измененном состоянии имеет доступ. Причём, если мы будем говорить языком измерений, переходов, Гайи, Новой Эры, то да, оно “достает” до более высших измерений (по некоторым источникам — до 5-6-ого). И мы думаем, что вот это вот “видение” и чувствование — это духовность, духовный путь. Это НЕ духовность. Повторюсь, это сознание. И да, в этом ничего нет удивительного — это всего лишь малая часть способностей любого человека. Что мы обычно с позиции 3-его измерения нашего обычного мира называем волшебством, магией. Безусловно, белой! Что Вы, что Вы! — ну конечно же, мы воины света и добра, как пел Трубецкой. Мы солнышки, светлячки, помогаем и служим людям. Так хочется думать нашему сознанию.

Ох уж эта служба. Сознание подсовывает нам шаблоны о том, что, помогая людям (“работая” с ними на тонких планах и прочие инструменты магии), мы развиваемся и расширяемся сами ещё больше. Да. Безусловно. В рамках нашего сознания. Опять же да, оно предоставляет нам такие возможности и будет радостно продолжать нас “окучивать”, подсовывая всё больше доказательств вашего роста: даже во сне ваша гордынюшка может показывать вам разные красивые былины о вашей отличительной особенности, индивидуальности от других и всё больше раскрывающихся способностях и потенциалах, что лежат за пределами понимания и восприятия обычных, “недуховных” и не работающих над собой (в отличие от меня, любимого!!) людей. Может, и во сне людей “лечить” будете. Или практики, обряды какие совершать. Да, сознание своего не упустит, чтобы потешить своё превосходство и некую власть над другими. А вы будете думать и радоваться, что это Душа вам показывает ваше истинное предназначение. Не забывайте про силу 90% подсознания. И это, друзья мои, не совсем духовность. Как бы вам это ни не нравилось — это ступени самопознания и раскрытия способностей человека, его сознания. Духовность как таковую на этом пути Вы можете как раскрыть, приняв себя, других, соединившись с Любовью, так и не раскрыть, оставшись в иллюзии “духовного проводника” и “мастера Света” и на самом деле добавив лишь своей персоне ощущения уверенности в себе, исключительности и возвышения над другими по “духовному” уровню.

Естественно, сознание “умнее” нас. Оно является нашей неотъемлемой частью здесь в 3-хмерности. Да и в 5-тимерности тоже, но до этого тоже нужно дорасти, опять же в рамках самого сознания. Да, это тоже труд над собой, это рост. Частично духовный, потому что мы можем иногда соприкасаться с ним, раскрывая сердце, находясь в единстве с природой, чувствуя другого человека, радуясь моменту…

Состояние созерцания бытия и ровной беспричинной радости жизни — это и есть путь к миру духовному. Наш ежедневный выбор мыслей, реакций, эмоций, их отслеживание и осознавание того, кто ты есть на самом деле, а что к тебе “прилипло” или было тобою сознательно или бессознательно выбрано (будь то программы и стереотипы в этой жизни или кармическое прошлое) — именно здесь начинаются первые шаги в сторону нашей Души, нашего Духа как частицы Божественного.

Самый страшный “бич” Сознания — это высокомерие, чувство превосходства над другими (“не развивающимися” по сравнению с вами) людьми. Оно не обязательно проявляется в плохом обращении, грубости или явной гордыни. Нееет, охо-хо! Это очень скрытое проявление, оно работает не явно, не очевидно. Оно не то чтобы со стороны не заметно, оно и для самого человека-то скрыто. Оно даже не напрямую сравнивает себя с другими людьми — оно уже как бы заранее ЗНАЕТ, что вы на порядок выше других людей. С детства. С юности. С недавних пор. Ну или с того момента стало незримо расти, как только вы начали заниматься своим “саморазвитием” и духовными практиками. Это ласковый и нежный зверь, что подсовывает вам мысли и целые мыслеструктуры, даже ощущения, что вы-то — в отличие от других — развиваетесь, вы-то уже достигли определенного уровня, вы-то прошли уже ого-го какой путь, вы-то уже многое умеете/видите/чувствуете и осознаёте. “Да-да, ну а другие…ну что с них взять? Но и до них тоже дойдет.” Сознание будет относиться к другим снисходительно. А это значит — сверху вниз. А само будет поглядывать туда, где — по его мнению и ощущениям — уровень повыше. Где всё выглядит ещё вкуснее, круче и куда ещё можно бесконечно стремиться. И за сием чувством любого сравнения стоит гордыня.

Именно гордыня создает иллюзию, что ты — это ты. А другие — это другие. И все вы находитесь на разных уровнях. Иллюзию, что, развиваясь с помощью раскрытия внутреннего видения и чувствования, ты автоматически становишься “Светлячком”. Добрым, пушистым и светлым. Нет, для начала ты просто расширяешься и становишься сильнее во всех смыслах. Ты можешь больше и мощнее созидать, творить, а можешь и разрушать. Сила твоего Света может излечить (когда ты в состоянии любви), но сила твоей ненависти, злости или обиды теперь может убить (когда ты в состоянии эго). Поэтому путь духовный — это в том числе и пошаговое очищение от всего того внутри себя, что может нанести вред всему сущему, это осознание своей ответственности за свои мысли, чувства и эмоции, посланные в чей-то адрес. Внешне или внутренне.

У меня всегда был вопрос: ну вот Бог — это же всё сущее. Видимое и невидимое. Ну почему он тогда не может взять и прекратить зло? Не может остановить войны, голод и прочую фигню на планете Земля, раз он такой всемогущий? Ну что ему стОит-то, если он всех без исключения любит как детей своих? Почему он не спас Иисуса, хотя “знал” же, что люди его распнут? Ну как так, а?… И со временем до меня дошло: на самом-то деле весь секрет заключается в его действительно огромной и искренней любви и в свободе выбора и ответственности, нам, человекам, подаренных. Вселенная не действует по принципу “я его породила — я его и убью”. Если бы Бог (ну или великая сила справедливости борьбы со злом, скажем так) вмешивался и всё “плохое” в этом мире ликвидировал бы и уничтожал, а злодеев наказывал, он был бы Робин Гудом, царем-батюшкой, тоталитарным правителем, воином Света и воином добра, но не Вечностью. А мы были бы рабами, за которых “папа” всё решает, спасает и вытаскивает из всякого дерьма, даже если мы сами это затеяли. Мы навсегда оставались бы неразумными детьми. Он отобрал бы у нас ответственность, свободу выбора и возможность роста нашей Души. А мы разве не претендуем здесь по меньшей мере на звание homo sapiens? Ведь мы созданы по его образу и подобию, и это не означает, что у нас тоже должна быть волшебная борода, как у старика Хоттабыча (хотя, наверное, и это тоже прикольно). Это означает, что мы всегда должны помнить о том, что наши тела состоят из точно таких же элементов, из которых состоят звезды и галактики, помнить о божественном начале человека, помнить о том, что внутри нас — бесконечная любовь, которую мы учимся проявлять на Земле.

А не заигрался ли Я в духовность?

Бóльшую жесть своей детской жизни я провела с бабушкой, прабабушкой и дедом. У нас всегда, несмотря на советские времена, в квартире были иконы. На кухне в углу был такой некий прабабушкин церковный уголок. С лампадкой, ликом Божьей Матери, Иисусом и Николаем Чудотворцем. Последнего бабушка моя до сих пор очень почитает и “уважает”, как она говорит. Потому что он ей много раз помогал в том, что она просила.

А началось всё “уважение” и вера в чудеса Чудотворца в её детстве: у бабушки, когда она была еще ребенком, были цыпки на руках — это такие воспаленные пятнышки, которые вызывают жуткий зуд. Никакие средства — ну по тем временам и возможностям — не помогали. И вот однажды на улице, когда она играла, к ней подошел какой-то старец, посмотрел на её руки и сказал, чтобы она посчитала свои цыпки и на дощечке сделала столько же зарубков. А дощечку сожгла в печке. Как вы понимаете, эффект был налицо. Цыпок как не бывало.Прабабушка (ее мама), будучи всегда очень верующей, сказала, что это сам Николай Чудотворец приходил к ней в образе старца.

Лампадка в том самом церковном углу зажигалась в церковные праздники. Ну или когда кого-то поминали. Бабманя (моя прабабушка Мария) очень почитала всякие церковные праздники и запрещала в эти дни всем делать что-либо по дому: работать запрещалось, проводить такой день следовало в праздновании Бога. Бог мне всегда казался очень серьезным мужчиной, каким-то чудесным образом успевающим бдить за всеми своими земными чадами. Бабушка мне была одновременно моей крестной матерью, охотно совмещая в себе эти роли. Она часто рассказывала о том, как они тайно меня крестили: дед привез всех своих женщин (бабушку, прабабушку, — то бишь его тещу — мою маму и меня) к церкви. Церковь в те ещё советские времена вроде бы тогда была одна на весь Орск: такая маленькая, неприметная, с виду как обычный жилой дом, безо всяких куполов, сразу и не найти её было среди частного сектора Старого города. Дед с мамой в машине сидели, ибо маму с института запросто могли попереть за сие действо антипартийное.

Начиная с первого класса (и в принципе до 11-ого), я «обязана» была перед школой причащаться, т.е принимать причастие. А потом ещё и исповедь добавилась. Именно благодаря этим событиям, как считала бабушка, я была через батюшку Богом благословлена, у меня в школе были хорошие оценки и тяга к знаниям. Отец, напротив, в то время был некрещеным и “неверующим”, и всегда считал мою хорошую учебу СВОЕЙ заслугой, ибо он всегда говорил мне, что я должна быть везде “первой”. Прям Сусанина из меня готовил.

Ну так вот, возвращаясь к теме церкви. Мне всё это, конечно, не особо нравилось. Я с Богом-то, конечно, иногда общалась. Мысленно. Односторонне. Он мне как-то не отвечал. Ну и ладно, у него же дел много, да и рта и голоса у него как у людей нет. И даже знаки ведь не подавал, когда просила. Хотя всегда помогал в тех сутуациях, где я сама в себя верила, трудилась и считала себя достойной и «заслуживающей». По вере вашей да будет вам — так и есть, оно действительно работает, если все искренне и от сердца. Но вот все эти ритуалы и правила поведения, которые устанавливали батюшки, мне совершенно не нравились. Мне казалось, что они библию как-то не так прочитали. Или язык какой не так поняли. А особенно мне не нравились ритуалы целования их рук и процедура покаяния в грехах на исповеди.

“Ну вот как так? — думала я, — ведь он обычный человек. Он даже не монах, ему жениться можно. Ну и что, что в церкви служит. Ну почему я ему руки должна целовать (особенно после 100 человек, до меня их целовавших) и всё рассказывать, каяться в том, в чем я, будучи ребенком, перед Богом “провинилась”? Я, может, Богу хочу напрямую рассказать? Так разве нельзя? Батюшка что, Богу это быстрее и доходчивее как-то передаст? Оптом от всех сразу? И вообще откуда у него такая власть прощать и отпускать грехи? Неужели Бог наделяет их таким правом? Это они в семинарии что ли такому учатся? Это, получается, всю жизнь надо к ним ходить, ибо они говорят, что всё равно все мы грешники. Можно тогда уж НАГРЕШИТЬ так нагрешить, ведь потом батюшка всё равно отпустит.”

Да, бесспорно, есть праведные священники. Но меня всегда смущал факт наличия дорогих машин и самых шикарных домов в округе, которые принадлежали именно “батюшкам”. Т.е. Старые бабусечки, неся в церковь свои последние копейки, обеспечивают ему нехилое существование. Говоря о Царствии Небесном и о спасении души своей, я честно говоря, не видела, где батюшка спасает душу свою, “скромно” подставляя руку для поцелуев прихожан. Разве не в этом его гордыня, заносчивость? Разве не в этом его возвеличивание себя над другими людьми? И почему ему так важны блага мирские? Причем одни из самых дорогих мирских благ. Где здесь духовность? Позже, уже будучи намного взрослее, когда я узнала от мальчишек, что батюшки ходят с девками в сауны, окончательно подорвалась моя и без того очень зыбкая вера в оных светлых посредников между мной и Боженькой. И в церковь как таковую. Как организацию, созданную людьми в первую очередь для своей собственной славы, поклонения, сбора денег и власти. Как и большинство “духовных” организаций, кружков, групп, сект, духовных наставников и учителей наших дней. Суть человеческая не меняется. Меняются декорации, но суть остается прежней… Она слишком падка на блага этого мира, она слишком легкособлазняема.

…Сегодня, перед отъездом из Свято-Троицкого монастыря я зашла еще раз в церквушку подойти к мощам Александра Свирского. От них и правда исходит неимоверная сила…у меня сразу начала покалывать сердечная чакра с обеих сторон и сзади. И на голове словно даже волосы зашевелились. Ну это, конечно, сугубо мои личные ощущения. В этот раз я осознала вот что: у нашей Души есть только один план — чтобы мы стали Человеком в этой жизни, стали теми, какими нас задумал Бог по подобию своему. У Души есть много путей, как нас через разные ситуации — в том числе через соблазны этого мира (выдаваемые нынче за роскошь и изобилие как яко бы показатель «духовного развития» человека) — привести к освобождению от наших желаний, от привязок к материальному. А мы приходим и об этом самом материальном просим, ведь даже здоровье является материальным.

Александр Свирский
Свято-Троицкий монастырь. Нетленные мощи Александра Свирского

Каждый раз, когда вы думаете, что вы хотите “служить людям”, задайте себе пару вопросов, на которые вы себе и только себе сможете ответить честно: а буду ли я служить людям, как любит говорить наш ум, если мне за это никто ничего не будет платить материального? Зачем мне магические знания и умения на самом деле? Исцелять родных и близких, а разве вам это решать? Уж не стремлюсь ли я владеть каким “секретным” знанием исцеления, владеть духовной силой, чтобы в конце концов владеть богатством, властью и контролем над себе подобными, чтобы еще раз подкормить свою гордыню, чтобы сравнивать себя с другими “духовными” и уж тем более “недуховными”? Не хочу ли я стать «свободным» в понятиях лишь этого мира, ведь свободу и независимость здесь дают только деньги и власть? Не хочу ли я возвыситься, привлечь к себе внимание? Не пытаюсь ли я самоутвердиться, чтобы хоть как-то выделиться из толпы, стать особенным и занять свою особую нишу в этом мире?

А главное — спросите себя, а не заигрался ли я в духовность, гонимый на самом деле желаниями системы, а не стремлением познать через себя Бога?…

Старая Слобода, 15.03.2018

Старая Слобода, Свирское
Церковь с мощами Александра Свирского
Старая Слобода, Свирское
Старая Слобода, Свирское

Медитация «Лотос»: соединение с Божественным

Совсем недавно прочитала об этой медитации и неожиданно для себя предложила ее провести — да и люди откликнулись! Oна достаточно короткая, но эффективная, если подключать чувства и собственный свет. Лотос — это всего лишь символ для визуализации. Важнее — действительно ваши ощущения. Через эту наполненность вы соединяетесь с божественным внутри себя.

Именно благодаря ей Будда и достиг просветления. К сожалению, из его опыта люди снова создали религию и стали поклоняться.

Автор видео: Лира
Музыка: Yurima, Kiss the rain
Медитация из книги: Анастасия Новых «Духовные практики и медитации»

П.С. моя первая открытая медитация 🙂 Очень счастлива делиться!

Игры разума.

“Да-да, нам нужно еще работать над собой, — грустно констатирует ум. — Столько всего еще нужно осветлить, эх…” Его игра в обычной жизни теперь сменилась на большую игру со смыслом. С глубоким смыслом, у которого есть высокая цель и постоянное оправдание: “я постоянно развиваюсь и освобождаюсь…это чистка. Да-да, вы не подумайте. Вообще я очень духовный, но вот сейчас да, такой период. Увы. Как ни прискорбно. Всё тленно. Я тоже человек. А не святой. Нужно это принять в себе. Ох как сложен путь самопознания. “ — и снова погружается в мягкую ванну жалости к себе со сладкими пузыриками самобичевания и самооправдания, покрываясь пеной из гордыни и ещё одной иллюзии.

Как же мы, люди, любим жалеть себя… Мы погружаемся каждый раз в пучину своих мыслей, а там…уууу…столько подтверждений того, что мы — самая ни на есть ЖЕРТВА. Обстоятельств, других людей, собственной глупости, за которую мы себя карим и отчитываем себя внутренне как провинившегося ребенка. Конечно, как не проявить жалость к этому самому ребенку, которого ругают. Ути-пути, мой гадкий утёночек, бедняжечка. Идём, идём родной, я тебя приголублю.

Если представить, что все окружающие нас люди и так называемые обстоятельства — часть огромной игры, где всё разыгрывается лишь для меня самой… А я — сам себе режиссер… То мне как личности становится даже как-то грустно. Она безнадежно опускает руки и обиженно шепчет сквозь дрожащие губы: “я так не играю!.. “ — и почти со слезами на глазах отворачивается и погружается в ещё более глубокую жалость к себе, несчастной жертве нелепых обстоятельств, в то время как душа начинает хохотать заливным хохотом. Ибо знает, что личность раскрыла сама себя. Точнее она даже сама через свои эти “ваши саморазвития” и “занятия эзотерикой” и “духовностью” видит всю нелепость ее поведения в силу осведомленности о факте наличия спектакля.

И вот тут самое интересное. Если другие — это часть тебя… То блин. Вообще нечего делить. Бессмысленна борьба за ресурсы. Бессмысленно считать себя хорошим или плохим. Всё как-то понятно, просто, разоблачено, больше не прикрыто. Нечего терять, не во что играть. Никакой драмы. Скучно жить… Вот это эго-то и страшно. Что не будет ничего интересного, не будет никакого “вааааау” в твоей жизни, ничто не будет выделять и отделять тебя от других (а уж тем более возвышать тебя или принижать), потому что это ваааааау принадлежит другим ровно настолько же, насколько и тебе. И злая соседка баба Клава тоже становится тобою. И все другие разбойники и воры, все добродетели и все святые — тоже ты. Больше нет только твоей истории, нет актера, нет артиста. Отныне ты говоришь от всех и для всех. И можно подписываться разными именами. Потому что в тебе разные энергии, перемешанные с энергией твоей души.

Сегодня читала удивительную книжку. И поняла одно: самая главная наша духовная практика в принципе — это концентрация на сердечной чакре и взращивание там лотоса как образ любви и благодарности. А если ещё проще — создание в области солнечного сплетения (я начинала в сердечной, и потом оно само перенеслось на солнечное сплетение) ощущения ожидания чего-то радостного. Это как в детстве, например, чего-то очень сильно ждешь, что вот-вот наступит и ты об этом знаешь. «Сейчас на ёлку пойдем на горке кататься» — вот для меня лично это было одной из таких радостей. Как-нибудь нужно видео короткое снять и провести эту медитацию, хоть я вам её уже рассказала (“в МОЕЙ интерпретации естественно!” — шепнул мне на ухо только что мой ум, чтоб напомнить о себе хоть немного как о личности. Он кстати, очень радуется, что можно немного привлечь внимание своим рассказом).

Так что если кто за, могу провести в воскресенье — пишите в комментариях. Ну так вот, а всё остальное, даже всё это видение и все чувствование в медитациях — это тоже своего рода немного игрушка для ума, чтоб прикольно и интересно было. Киношка такая со спецэффектами. Чтоб “огогоооооо!” Чтоб рассказать можно было что-то, поделиться, других заманить. А на самом деле важна только вот эта распирающая радость в груди, концентрация на любви. И чем больше её за день, тем больше ощущение счастья бытия. Без необходимости прокручивать в голове трагедии и драмы из прошлого или будущего — потому что некогда, потому что ум занят концентрацией на великом. Где-то недавно прочитала, что Бог не смотрит на нас сверху. Он смотрит на нас изнутри. Так вот позвольте Богу внутри вас просто быть и любить вас. Ведь бог и есть любовь. А я пойду “позволю” это Богу “своему” 😉

ИГРЫ БОГОВ БЕЗ ПРЕСТОЛОВ. Часть 2. Не создавай себе кумира.

Начало здесь: ЧАСТЬ 1. Бытие. По вере Вашей…

— …Что ты чувствуешь? — Лайт удобно расположился в кровати около брата.
— Как меня это все достало, — вздохнул Найт.
— Что на этот раз?
— Зависимость…
— Ааа… да, непростая вещь. От чего или от кого?
— От других людей, их установок. От того, к чему мы привыкаем. И привязываемся.
— А как ты думаешь, почему у нас возникает зависимость?
— Ну мы хотим этим обладать, чтоб это было НАШИМ. Будь то человек или место жительства, или вещи всякие… Мы связываем с этим что-то теплое и родное, сами холим и лелеем, вкладываем силы, сами придаем этому значение. И потом боимся потерять…
— И ты тогда что начинаешь делать обычно?

Найт удивленно посмотрел на брата:
— Контролировать, конечно!…Это что, кстати, допрос?
Лайт захихикал.
— Я столько всего пропускаю в жизни. Может, зря мы ушли из леса в приют, а? — Найт задумался. — Опять я с головой ушел куда-то… Слушай, а это — тоже контроль?
— Нет, это нежелание брать на себя ответственность за свою жизнь. Это и поиск себя, с одной стороны, и поиск «надежного» и безопасного убежища — с другой. Ты решил попробовать себя здесь. — Лайт улыбнулся. — Никогда ни о чем не жалей — это же бесполезный процесс!
— Что-то мне подсказывает, что это ты меня сюда «невзначай», абсолютно «случайно» привел. А для меня опять это выглядит, будто Я Я Я — а кто же ещё? — это всё сам замутил. Подсовываешь мне вечно свои решения. А сглатываю их словно наживку как свои собственные.

Лайт подозрительно улыбался. Он однозначно снова знал больше.

— И чего ты так боишься? Я чувствую твой страх…дай обниму! — Лайт ласково обнял брата. Найта тут же отпустило, он почувствовал его любовь и заботу.
— Я…понимаешь…я боюсь волшебника обидеть. Он же на мою поддержку надеется.
— А с чего это ты вообще решил думать за него? Волшебник тоже всего лишь как и ты — обычный эльф, который живет обычной жизнью. У него есть всё то же самое, что есть у тебя. Он нас всех очень любит, но очень ко всем привязался. И вы к нему привязались. А так нельзя…
— Почему нельзя?
— Потому что, во-первых, вы учитесь оба отпускать, не цепляться: и ты учишься, и он учится. А во-вторых, тебе нужно стать наконец-то самостоятельным, поверить в свои силы и идти своим путём…
— Ну что ты сравниваешь! У него вообще 144ый…
— …Какая разница, какой уровень! — перебил Лайт. — Качества-то одни и те же. И их с любого уровня признавать придется. Каждая душа эльфа хочет быть свободной. Мы же все говорим об освобождении, а сами на самом деле всё ещё ищем поддержки и любви, преданности и надежности, защиты и стабильности. Мы затыкаем побыстрее дыры там, где было особенно больно, прикрываем их красивой тряпочкой с изображением мандалы и говорим, что у нас уже почти все светло.
— Про тряпочку прикольно! 🙂 Ты прав… Поэтому волшебник так и трясется над приютом — это его творение. Иногда мы ищем замену в чем-то другом, особенно если это становится для нас надежным, стабильным, безопасным. Мы вооружаем новую крепость. Я даже признаюсь тебе в этом! Я вижу или хочу видеть в волшебнике отца, мать — словно обоих родителей одновременно.
— А он в тебе что видит? Ну давай, будь молодцом, догадайся! Ты же ему зачем-то тоже нужен. Бусинки пока отставим в сторону, хотя тут тоже подсказка 😉
— Нуууу, в бусинках — это явно стабильность и опора. Огромная структура приюта. Она — тыл. Надёжный и верный. Он тебя кормит и поит — его нужно поддерживать и расширять… — протянул Найт.
— А ещё?
— Ещё можно получать любовь, ты всегда в центре внимания. Можно много говорить о себе и слышать в ответ похвалу. Ты никогда не один, с тобой всегда кто-то есть. И все эти эльфы возле тебя дают тоже ощущение защиты и безопасности. Да?
— Не знаю 🙂 Это твое восприятие. Значит, и ты искал того же самого, только с «другой стороны». Вы же в одну и ту же игру играете, — улыбнулся Лайт, — А что произойдет, если кто-то захочет уйти или будет что-то такое делать, что волшебнику не понравится или что «не принято» делать?
— Страх? Обида? Не знаю…предательство?
— Точно.
— Прям всё как у меня! — воскликнул Найт. — Я даже признаю это!

Лайт улыбался и восхищался братом. Он словно смаковал, растягивая слова:
— Потому что вы играете в одну и ту же игрууууу. Игру пробуждения. Так как насчет своего пути?
— А куда идти? Опять в лес? Или искать что-то другое?
— Зачем что-то искать? Мы столько с тобой вместе уже прошли, столько всего пережили и повидали. Неужели ты не понял, что есть только одно место, где ты можешь искать, — это твоё сердце. — У Лайта загорелись глаза.
— Ну хорошо, мы пойдем разными путями…Хотя всё равно не понимаю чётко, почему бы не всем вместе? Так же веселее? Правда, постоянно бусинки нужно где-то брать. И всё больше и больше.
— Ну вместе, конечно, веселее. И с бусинками я тебе всегда помогал, когда нужно было. Только куда почти твоя сила уходит? На приют, на общение, на чтение… На то, чтобы искать бусинки. Так ты никогда в свои силы не поверишь, не поверишь, что внутри тебя живет такой же волшебник, прикрываясь тем, что ты еще не дорос. Это бесконечный процесс. Может, будем выходить, а? И начнём жить?
— А разве я не живу?!
— Живешь. В рамках живешь. В «чужом» пространстве, а не в общем. Там ты не хозяин, там ты не свободен. Там есть чужие правила. И они тебе явно не нравятся, я это чувствую. Потому что там тоже многое поменялось. Ты живешь в чужой иллюзии, в которую уже сам начинаешь верить. Короче, живешь в иллюзорной иллюзии! — Лайт захохотал.
«Во загнул…но он прав» — подумал Найт. Он знал, что брат умеет читать его мысли.

— Стань свободным. Не жди ничего от других, но и не позволяй другим тобой «манипулировать», оправдывая их ожидания. И ради Бога, не суди самого себя. И других, разумеется, тоже не суди. У каждого своя правда, и Бог принимает и любит каждого в этой большой игре в познание своего же творения.

— И как Бог только всё успевает?! — помотал головой Найт. — Никогда не мог себе этого представить. КАК он может наблюдать и быть со всеми одновременно? У него столько подопечных, разве ж за всем уследишь?
— Ну это ТЫ не уследишь — ты живешь в мире, где есть время. А Бог на то и Бог, что он все умеет. А у нас ещё всё проще устроено: смотри на других вокруг тебя и сразу поймешь, что тебе ещё внутри себя увидеть и принять нужно.
— Да уж, Бог тот ещё хитрец!

Продолжение следует…

ИГРЫ БОГОВ БЕЗ ПРЕСТОЛОВ. ЧАСТЬ 1. Бытие. По вере Вашей…

/*** Я шла через поле к электричке. Светило яркое солнце, да такое, что я только вдохнула свежий воздух полной грудью, и сердце сразу на распашку открылось! И я — в центре мироздания. А как же иначе? — каждый из нас в центре мироздания. Потому что центр этот очень четко определенный, т.е для каждого он — свой. Я вспомнила Оренбург, и осознала, что я больше не цепляюсь за прошлое своими эмоциональными клешнями, как усиленно делала это раньше, создавая все больше драмы в своей жизни. У меня не вызывает эмоций дом, где я жила, двор, где жила моя бабушка со стороны отца, куда мы приезжали каждое лето, будучи детьми. Это не значит, что я всё забыла или подавила, — но я воспринимаю это как данное, как часть моей жизни. И осознаю, что там мне было и хорошо, и плохо — я просто там жила. Я никому не хочу ничего больше доказывать, как раньше, я просто есть. С вами или без вас. По-другому посмотрела на родственников: с бОльшей любовью, с мЕньшей привязкой. Я просто позволяю им проходить их жизненные уроки. Ура! Значит, я освобождаюсь. От привязок к личностям, местам, запахам…освобождаюсь от зависимостей.

— Это такое безразличие! — попыталось воскликнуть эго, сглатывая слюну, поперхнувшись чувством вины.
— Это бытие, мой родной. И свобода. — улыбнулась Душа и задумчиво посмотрела вдаль, словно знала и видела намного больше.

И пришло вчера и сегодня вот что… Крутится вихрями во мне и около меня вот уже несколько дней, облекается в форму. И о ТАКОЙ форме мой ум никогда бы не подумал))) ***/

— Опять ты собрался в солнечную комнату. Тебя туда как магнитом тянет! — возмущенно вздохнул Найт.

— Магнитом — это тебя тянет, ты у нас эмоциональный! Я осознанно иду, между прочим. Но могу тебя уговорить. С превеликим удовольствием! Ты же знаешь, в солнечной комнате приюта будет снова много других детей-светлячков! И волшебника мы любим! Нам обоим среди них всех хорошо — мы раскрываемся. И они все тоже. Мы словно танцуем вместе. Это так чудесно! Мы обнимаемся, делимся своим светом — и это супер-пупер клёво! Разве ты другого мнения?

— Нет, я с тобой полностью согласен! Когда я там, в солнечной комнате, мне кажется, что она светится еще больше от нашего общего света. Это всё наш волшебник, это он там все лампочки зажигает. — С упоением протянул Найт.

— Волшебник — это-то да, но мы все там одинаково “равноценные”, равные эльфы. Потому что мы все по своей сути — играющие дети. Независимо от возраста. И не только волшебник нас ведет и нами управляет, но и мы волшебника тоже ведем и так же им управляем. Мы зеркала. Не забывай! И ты для него — такой же волшебник, как и он — для тебя. Никто не лучше и не хуже, никто не выше и не ниже, Мы все друг другу — учителя! Сколько раз тебе уже говорил, а ты всё за свое. Но я подожду. У меня времени — уйма просто. Но по-любому больше, чем у тебя. Тебе вон ещё бусинки искать и собирать. — Захихикал Лайт.

— Волшебник мне всегда даёт ощущение какого-то ДОМА, чего-то родного, родительской заботы.
— Ты просто видишь и находишь в нём то, что тебе самому не хватает.
— Вот тебе зато у нас вечно всё хватает! Хоть бы раз посочувствовал или сам пожаловался бы. Как-то не по-братски это, не по-эльфовски.
— Ну ты же меня знаешь. Я всегда всему рад. Вот вырастешь — поймешь. — Лайт приобнял младшего брата.
— И как только ты так спокойно ко всему относиться можешь, я не понимаю! Я постоянно на измене, переживаю, волнуюсь за наше существование, голову ломаю, о нас с тобой думаю…достаточно ли у нас ещё бусинок на все эти наши игры. А тебе вообще всё пофиг!

Лайт захихикал.

-Вот, пожалуйста, и вечно тебе смешно! Ну как так безответственно можно жить, я не понимаю!? Если бы не я, неизвестно, где бы мы сейчас были.
— А я разве спорю? — улыбнулся Лайт. Всё так. Благодарю тебя. И люблю.
— Аж бесит иногда твое это безразличие! Ну или спокойствие, ок, ок! Бытие. — Найт закатил глаза, с сарказмом по-учительски поднял указательный палец и особенно выделил последнее слово.

Лайт начал хохотать:

— А вот кстати, подумай, от какого слова происходит слово “бесит”, а? У кого это ОНО внутри? Внимание, — он нарочито сделал серьезное лицо, — подсказка: На других стрелки переводить нельзя.
— Не, я не пойму! Ты меня специально изводишь, что ли? На эмоции выводишь типа? Вот ты гад, а не брат! — Найт весь исходил на г@вно, если выражаться его же жаргоном. Всё внутри него подымалось темной бурей и колыхало, словно где-то далеко уже начиналась война.
— Ну тихо, тихо, ладно не переживай так! Опять на пустом месте завелся ведь. Итак вон, волосы у тебя голубые не по годам, хи-хи, ведь ты еще ребенок. Внимание, подсказка: чувство это называется злость… — глаза Лайта по-дьявольски сверкали золотыми бусинками. — Не стоит благодарности! Всегда пожалуйста. В любое время года и суток.
— Фуууух…вижу-вижу, принимаю… — сказал уже совершенно спокойно Найт, — вот опять. Из-за чего весь этот разговор вывел меня из себя? Ну вот серьезно! Пойду “попринимаю” себя, “полюблю”, — с каким-то даже азартом сообщил Найт, осознавая, что он опять ввязался в игру, сам того не замечая.

/*** Лирическое отступление. О муза! Опять ты пришла для меня в совсем неподходящий момент. Я сижу за завтраком, с мокрой головой. А они тут, видите ли, общаются! Найт и Лайт — продолжают. Мне на работу собираться нужно, а они тут кино-спектакль устраивают. Пиши типа, куда деваться. ***/

Найт снова подумал о волшебнике. Как он к нему привык и привязался — теперь и жизни без него не представляет. Он такой…такой…светлый, классный, радостный и крутой!…

— Хм. Хм. — тихонько покашлял Лайт, напоминая о своем присутствии. — Ты такой же, если что. По-своему, по-другому, но смысл тот же. Всё, что в нём, есть в тебе, раз ты это видишь.
— Ну это да, но у волшебника же 144-ый уровень ЭльфоСознания! Он говорил…ему приходило…
— Слушай, вот сколько в мире эльфов? И мы что, сейчас всех по уровням будем расставлять?
— Ну вообще-то да!
— Зачем? А смысл? Что тебе дадут эти бесконечные сравнения?
— Чтобы знать, ГДЕ я, куда мне идти. Ведь каждый на своем уровне — так волшебник говорит.

— Волшебник. Волшебник. Заладил. Мало ли что он говорит. Ты почему волшебника больше слушаешь, а не меня? Хотя бы потому, что мы с тобой каждый день вместе. И в приюте сейчас, и в лесу когда жили — мы всегда вместе, всю твою жизнь. Ну ты же младше, сам понимаешь 🙂 А я твой брат, — Лайт с огромной любовью посмотрел на младшего брата и осторожно, даже как-то по-матерински, взял его за плечо.

Найт опустил голову и отрешенно посмотрел в сторону. Он не находил ничего, никаких доводов и аргументов, чтобы возразить. Лайт полностью был прав.

Найт задумался и снова вспомнил о том, что ужасно идеализирует людей, возводит их на пьедестал. И моментально влюбляется, к сожалению, автоматически ставя себя в положение “ниже”, позволив давать себе советы и наставления, как ему нужно жить и куда и за кем каким путем идти, и напрочь забывая о том, что говорит единственный близкий ему — его брат.

— Вот опять, ты к волшебнику привязываешься, а любовь должна быть свободной.
— Я не привязываюсь. Просто мы все едины. Поэтому постоянно вместе в одном поле. Как одно целое.
— Еще есть какие-то фразы, которым тебя в приюте научили? — засмеялся Лайт. — Уже наизусть выучил. Садись, пять! Отличник ты мой родной.

Найт посмотрел на брата как на предателя.

— Единство — это не то, что ты думаешь! — с любовью продолжал Лайт. — Это не взаимная привязанность и сосуществование одной кучкой, бандой в противовес другим “кучкам”. Единство — это свобода. Просто любовь. Без обязательств друг перед другом. Без клятв в собачьей верности. Без разделения на богатых и бедных. Без правил и осуждения при неповиновении. Без чувства вины, без ожиданий. Иначе чем наш приют отличается от других обычных, яко бы «неволшебных» контор, обещающих этот заветный рай на Земле?
— А что я, по-твоему, ожидаю! Я просто там есть! — гордо заявил Найт.
— Ни фига, дорогой… Как чего ты ожидаешь? Новых игр, более “высоких” и “сильных”. Просветления, может? Расширения денежного потока? Улучшения жизни. Ну всего того, что тебе волшебник наобещал. Разве не ждешь? 🙂 Ну где-то глубоко, ну…? Ну признавааааааайся.
— Я как бы вижу результаты, потому что так оно и есть.
— Ты в это веришь — вот оно так и есть. Заставить поверить можно во что угодно. Особенно если часто об этом повторять. “По вере вашей…” — помнишь? И ещё: куда направлена энергия и внимание…
— …то и становится сильнее, — вздохнул с пониманием Найт. — Ну да, Ну да…

— А я тебе постоянно советую ненавязчиво, между прочим, чтобы ты свои ожидания и свою идеализацию отпустил — тогда всё снова войдет в состояние гармонии. А так вся реальность твоя искажена набок. Кривая, короче. Тебе оно надо? Ну извини, извини, пока еще надо 🙂 Молчу, не вмешиваюсь — ты всё равно пока ослеплен и не слышишь. — Лайт словно сделал шаг назад, заняв позицию внимательного наблюдателя. И как всегда улыбнулся. Он любил Найта всей своей сутью. Всей силой Души.

Обнимаю вас!
Позвольте себе такую роскошь — быть собой!
Ваша Лира.

Продолжение здесь: ЧАСТЬ 2. Часть 2. Не создавай себе кумира.

В гостях у Ильи Муромца

Я как-то уже в этом видео рассказывала про мое воплощение в Киевской Руси. Но напишу, конечно, еще раз, дабы сохранить целостность и взаимосвязь — многие, может, и не смотрели. У нас было индивидуальное занятие в Академии, и мы с Айей смотрели прошлые жизни; если быть конкретной, то две штуки, ибо двух уже в принципе достаточно, чтобы выявить все свои “кармические” качества которые мы таскаем за собой из жизни в жизнь, считая, что так оно должно быть. Свои качества из этих жизней я в принципе сразу узнала, просто какие-то были явными, а какие-то — скрытыми, но их наличие я тоже прочувствовала. Особенно в этой жизни в Киевской Руси.

Киевско-Печерская лавра

Началось всё с того, что мы тонули. Кругом темная вода, темно, старые деревянные корабли или лодки, я — какой-то мужчина с густой бородой, в доспехах, с мечом, шапка на мне такая в форме купола, и судя по внутреннему состоянию, я то ли воевода, то ли полководец — это даже неважно, что за звание. Словом, командую военными действиями. И мы терпим поражение… И такая тяжесть на сердце, просто безумное чувство вины и такой гиперответственности за всё случившееся, за то, что ребята мои полегли.

Вижу, что дома его ждет красавица жена, в платье росписном, сын маленький на руках. И не нравится ему вся эта война, убийства, распри… Хочет больше мирскими делами заниматься, ибо внутри есть такое ощущение всезнания. Что, кстати, тоже мешает мне иногда в этой жизни тоже. И вижу его стариком перед смертью: лежу, смотрю наверх его глазами и вижу свет яркий, но будто весь цветной, белый с разными “подсветками” всей цветовой гаммы. И чувствую любовь, безграничную любовь Бога. И осознаю, что в этой жизни ничего не имеет смысла кроме вот этой самой любви. И мы тоже есть эта любовь. Мы просто играем свои роли здесь, переживаем, страдаем и думаем, что всё “настоящее” 🙂

Во время всего погружения я неистово рыдала, чувствовала всё, что у него внутри, причем так очень интенсивно, как свою боль. И это не жалость, а сострадание, соучастие как бы, сопереживание.

Я поняла, что этот мужчина, занимал какое-то серьезное положение, и мне постоянно шло про Илья Муромца, но это был однозначно не я. Может, у меня ассоциируется просто Илья с Киевской Русью тех времен для ориентировки во времени? — предполагала я тогда. Потом этим летом (с того погружения прошло около года) я была в Москве в царских палатах — это огромный музей в Кремле, точнее на территории Кремля. В музее представлены царские, княжеские, церковные, боярские и прочие принадлежности разных времен начиная с древности: посуда, евангелия, одежда, троны, кареты, мечи, прочие оружия. И всё это очень шикарно украшено, представлены разные подарки высшим чинам от иностранных послов. Золото, серебро, драгоценные камни — просто шик и блеск. Ходишь по музею с аудиогидом — выглядит как старый мобильный телефон. Нажимаешь цифру и идешь к витрине с этим номером и слушаешь. Очень удобно. Можешь побыть подольше там, где тебе более интересно.

Мы зашли в один из залов, там красовались оружие, украшения для лошадей полководцев, одежда, доспехи, кольчуги и — как бы мы сказали сегодня — прочие “бронежилеты” 11-13 столетий. У меня внутри сразу всё взволновалось, как только я вошла в эту комнату. Аудиогид я хоть и включила, но совершенно его не слышала: у меня к горлу подступал явный комок слез, как только я увидела кольчугу и мечи. Всё затрепетало, и воздуха словно становилось меньше. Я переживала, конечно, как бы там не разрыдаться, носом ходила шмыгала, сердце неимоверно сдавливало.

Перед Киевом я упомянула об этом в одном из видео, и, кажется, Танюша написала комментарий, что, мол, всё, о чем ты говоришь, описывается о жизни Мономаха. Я об этом как-то сразу подзабыла. И вот когда мы были в Софийском соборе, общались с Богоматерью, а потом спустились вниз, на первый этаж, я увидела обломки, развалины, груду старых камней — они лежали под стеклом, ну как память, видимо, потому что собор не раз восстанавливали (после побегов, пожаров). Смотрю на камни — и слезы из глаз катятся. Типа, вот знаю я эти камни. Знаю эти времена… Я там еще статуэтку Ярослава Мудрого вскользь увидела и подумала, может, это он, потому что по виду похож немного и тоже что-то знакомое?…Да они все все времена похожи были: борода, шапка…и опять забыла.

На следующий день, когда мы с девочками договорились идти в Киевско-Печерскую Лавру, мы с Катюхой стояли перед входом, ждали девчонок, и я решила погуглить про Мудрого и про этого другого, забыла же имя, пошла искать в комментариях, нашла — точно, Владимир Мономах. Открыла статью про Ярослава Мудрого, чем-то похож, но всё равно не то, там у него дочери и вообще. Думаю, ну по урокам истории просто имя помнишь))) Открыла Мономаха — сразу слезы выступили, глянула “фотки”, — это я вчера Нате рассказывала, мы поржали — типа его селфи, ну-ну. Посмотрела рисунки, как он выглядел, тут же про сына инфа, слезы глаза застилают, читать не могу, тут еще его эта шапка “куполом”… Которую я на себе видела в воплощении…

Вообщем, закрыла я телефон, пальцы замерзали, да и вообще не до этого сейчас, мы ж к Илье Муромцу и остальным пришли в гости. По пещерам мы с девчонками авно таскались дольше всех: это было заметно по размеру наших почти сгоревших свечек, с которыми мы ходили, у других свечки сгорели лишь едва на половину или даже треть. Я не знаю, решилась бы я ходить со свечой одна почти в темноте, в узких туннелях подземелья среди десятков прозрачных гробов (вообще там всего 122 останков, из них 79 в Ближних пещерах), где иногда из-под роскошной мантии выглядывает уже достаточно усохшая рука святого, который отправился к праотцам лет так 800 назад. Но народу там всё равно много, тем более я с девчонками — словом, мне там нравилось, энергии зашкаливали. Тем более, когда святые начали “говорить” в моей голове: у меня опять были словно не мои мысли. Мы подходили к гробам и просто клали руку или обе на него, закрывали глаза. От некоторых исходит просто мощнейшая энергия, что даже тело пошатывает. Как раз я стояла около одного из святых и держала руку на стекле, как слева от меня подбежала женщина, она что-то причитала в стиле “спаси и помоги, прости грешную…” ,начала припадать к гробу и прикладываться и лбом, и губами, потом перекрестилась и быстрее понеслась к следующему гробу на поклон, что-то внутри меня улыбнулось, даже хихикнуло… И тут мне “приходит” фраза:

“Опять челом меня все бьют,
Сама себе помочь же может!”

С моего лица не сходила улыбка, внутри я хихикала и понимала, что это не я сейчас сказала, я б до такого не доперла, тем более так быстро. Со мной потом “говорили” и другие, один даже что-то напевал. Девчонки периодически держали мою свечу, а я быстро писала это всё в блокнотик, потому что из головы это все вылетало так же мимолетно, как и прилетало.

“Дочь моя, сестра, жена.
Не поклоняйся никому: никто не выше и не ниже”
(летописец Нестор)

“Поститься ведь не Богу нужно,
А ВАМ для каждого дано.”
(Никола Святоша, он как раз и напевал)

“Хоть тело бренно на покое,
Мы помогаем вам душой.
Поверь в себя, и будет всё.”
(Онафрий молчаливый)

“Обычно все приходят, просят,
Никто не слышит наш ответ”
(преподобный Макарий)

“…а с вами как-то веселей”
(Сильвестр)

Мой ум сходил сам с себя. “Ну ващееее, вот тебя прет. Свечек что ли монастырских надышалась? Теперь она, блин, со святыми разговаривает, до этого она с Бомоматерью по-сестрински трещала, а теперь она еще и Владимир Мономах… Крыша уже где-то совсем далеко. Корона на бок, смотри, чтоб не сползла…”

Когда мы подошли к Илье Муромцу, я и правда удивилась — этот гроб был намного больше других по длине, хоть святые, предположительно, сильно усохли за пару сотен лет. И тут вижу, как два мужика обнимаются как давние друзья, братья, и словно разговор у себя в голове слышу: “Пришел ко мне, друг мой…” и тепло от него какое-то, от Илюши, и внутри все то же дурацкое чувство вины, как будто я ему что-то должна, точнее должен. Вообщем, потом мы еще зашли в другие пещеры, но было уже поздно. Нас торопили и не везде пускали, везде всё закрывали, и вообще мы еле оттуда нашли выход. Потом поели вкусного борща в трапезной.

Меня после пещер интересовал, конечно, один вопрос: могли ли знать друг друга Илья Муромец и Владимир Мономах? Они вообще в одном веке жили и в одном месте хоть, они могли хотя бы чисто теоретически друг с другом пересекаться? Позже дома, поскольку мои познания в истории и особенно датах оставляют желать лучшего, я забила в поисковик эти два имени в надежде, что их хоть что-то сможет объединить. Кроме гугла, конечно. И в шоке и мурашках читаю из разных источников…

Илья Муромец 20 лет верой и правдой служил Владимиру Мономаху. И упоминается битва против половцев на реке Стугне в 1093 году, где Мономах со своим двоюродным братом потерпел жестокое поражение. Но тут я не уверена точно, была ли эта самая битва, которую я “видела”. Позже была ситуация с ханом Итларем, которому Мономах отдал в заложники своего сына, гарантируя таким образом хану безопасность. Чтобы защитить своего сына, Мономах распорядился, чтобы к нему был тайно приставлен Илья Муромец в качестве телохранителя. Он проник к половцам в обличье нищего богомольца и при нападении на половецкий стан спас Святославу (сыну Мономаха) жизнь. После бунта, в котором участвовал Илья, князь разгневался и приговорил его к трем годам тюрьмы, дабы выглядеть в глазах общественности строгим блюстителем законности. Оттого и было у меня странное чувство вины, когда подошла к гробу святого. Выйдя из темницы, Муромец решил служить не князьям, а Богу и принял сан в Киевско-Печерской обители, где и провел остаток своих дней. Его тело после смерти подверглось естественному мумифицированию. В 1643 году Илья Муромец был причислен к лику святых.

Мономах

Пока писала сегодня, увидела имя Николы Святоши, который со мной “говорил” в пещерах. Он, оказывается, был правнуком Ярослава Мудрого, который “мне” был дедом, и построил Троицкую церковь на территории Лавры. Благодаря ему так же появилась одна из первых лечебниц в киевской Руси. Согласно моим расследованиям, Никола был сыном двоюродного брата Мономаха, Давида. Решила посмотреть всех остальных, которые со мной в пещерах общались — все — и Онуфрий, и Макарий — жили “случайно” в 12 столетии, т.е во времена Мономаха. Летописец Нестор написал известную нам “Повесть Временных лет”, а Сильвестр — по указу Мономаха — ее продолжил.

Как выяснилось, Мономах оставил своим потомкам четыре произведения, умер в возрасте 72 лет стариком (как мне и виделось, продолжительность жизни была в те времена намного ниже) и похоронен в Софийском Соборе, где я как раз и плакала при виде “родных” камней… Я, конечно, и сама в шоке от всех этих взаимосвязей и “совпадений” — особенно возмущается моё эго. Вспомнила слова своих родителей когда-то давным-давно: “Ты себя иногда так ведешь, будто ты каких-то голубых кровей…” Судя по всему, что-то в этом есть. Что-то Великое. Видимо, я не зря перебронировала билеты… Чтобы поучаствовать в энергетической работе с Киевом, чтобы прогуляться по вечерним улочкам, чтобы восхититься его величием и красотой, чтобы еще раз побыть на его Земле, чтобы осознать свою силу…

Владимир Мономах

Киев,Майдан, декабрь

Видео-отзыв о сатсанге в Киеве, школа Целителя, личная встреча с Айей

Благодарность — великая сила!

У природы каждый день своё настроение, как мы можем не замечать этого? Почему мы не приветствуем всю ту красоту, заложенную в ней? Мы не видим её смеха, когда она играет яркими солнечными лучами, не чувствуем её грусти, когда идет мелкий моросящий дождь, не слышим её гнева, когда гремит гроза и грохочет гром. А она ведь живая, она с нами общается, она выражает себя — как и мы — через эмоции. Она трясет иногда цунами и землетрясениями, что-то сбрасывая с себя и смывая…

Иногда сквозь меня проглядывает моя душа, в те моменты, когда я обращаю внимание на росу, превратившуюся в иней на зеленой траве. Видимо, Это озимая пшеница растет. И радостно от того, люди занимаются земледелием, обмениваются с Землей: человек о ней заботится, вспахивает поле, поливает, а она даёт ему свои плоды. Разве это не чудо, как здесь всё устроено с процессами роста растений из-под земли под воздействием солнечного света? Мы привыкли к этому и мало задумываемся об идеальности и совершенстве этого мира. Как удивительно функционирует наше тело, сколько в нём протекает сложнейших процессов, кровь, лимфа, нервная система, ткани, клетки, ДНК! Сколько миллиардов клеток находится в постоянном движении, утилизации и синтезе новых клеток и тканей, а мы не чувствуем этого.

Представляете мощь этого Вселенского Разума, создавшего всё это?! И мы все являемся его частью. Мы не цари и мы не рабы в этом мире. И этот Разум не бородатый Мужик, который одних гладит по головке, а других беспощадно наказывает как непослушных и не подчиняющихся ему детей. Это просто что-то созерцающее и безумно любящее всё им созданное. «Я тебя слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила…» )))

Иногда я чувствую, что смотрю не Я, не обычная Катя, которая окончила школу с золотой медалью и вся такая умная и всё-лучше-всех-знающая, не та Катерина, что искала неосознанно приключения на свою попу, а кто-то более огромный, могущественный и значимый, и «Он»/»Она» смотрит на мир влюбленными глазами, тот, кто хочет говорить с миром ЧЕРЕЗ Катю, тот, кого, видимо, и величают там, наверху «Лирой Любви». И иногда я смотрю на людей, и некоторые, видимо, чувствуют этот «не мой» взгляд, что-то «не то» и как-то глубже смотрят в ответ или смотрят во второй раз (независимо от пола и возраста человека).

И я поняла, зачем я использую такой жаргонный язык — это чтобы человека растормошить, чтобы он таким образом просто привлек своё внимание, начал стаскивать с себя свои иллюзии, которыми он себя питает. Когда я к Айе пришла на личную встречу, она во время работы радостно воскликнула: «Да ты светишь! Мое эго никогда бы про тебя такое не подумало!» Около Родины-Матери в Киеве меня после нашей работы совместной обняла Айа, я сказала ей:
— Ты такая маленькая, а такая огромная на самом деле и мощная!
Айа улыбнулась:
— Ну я — это же ты, я конспирируюсь! У тебя тоже шуточки всякие и звездочки в тексте, а за этим всем там ого-го сколько всего!

Ну какого-то рода да, наверное. Человек же любит простоту. И через простое можно очень много всего передать, в том числе энергетического. Ну это я так ощущаю…

Особенно после и во время сатсанга ко мне подходили люди, обнимали, благодарили, говорили, что меня читают и улыбаются, у кого-то читают дети — для меня это было так трогательно! Вчера после записи о Портале Богоматери в разных группах прокомментировало столько людей! И дело даже не в количестве «лайков» ))) а в том, что люди плакали, а это — очищение, и это чудесно! Люди благодарят, а я благодарю их, и рада, что это кого-то вдохновляет, воодушевляет, очищает, дает силы и веру в себя. И наверное, чем больше людей читает, тем больше получается энергетический посыл.

Благодарю всех-всех вас, дорогие, за вашу поддержку, за ваши слова и сердцA; знайте, что я безумно счастлива, что моё творчество кому-то нужно — даже если это всего лишь какой-то незначительный на мой взгляд рассказ 🙂

На фото — пруд в Киеве, Танюша принесла хлеба, и мы кормили уток, голубей и прочих чирикающих

Пруд, Киев

Портал Богоматери

В Киеве Мы с девчонками собрались идти в Софийский собор, ибо там есть портал Богоматери. Там давно не ведется служба, и собор стал музеем, где на каждом углу хоть и сидят на стульях бабулечки, но они блюдят (или блюдут? Ой, а может, блюдют?) порядок. Ох уж это правописание: в потоке высоких вибраций плюс долгое нахождение за границей вообще создают нелепые и невероятные словесные казусы. Как вот вчера.

Подруга посоветовала пойти на массаж к одной женщине — Тамаре, которая не только тело “выравнивает”, так еще и про его индивидуальные особенности рассказывает. Причем в точку. Ну так вот, стоим вчера в зале на сатсанге с девочками, я им рассказываю, что с утра пойду к ней, а потом к Айе на личную встречу:
— Я, — говорю, — завтра с утра иду к… (и тут вдруг забыла, как на русском — да и вообще на любом — называется человек, который делает массаж) …иду к…МАССАЖЁРУ Тамаре.
— Массажёр Тамара?! — деловито переспросила Ирочка и показала кулак в знак подтверждения сильной женщины Тамары, которая массажёр.
— Блин, нет. Ну как? МАССИСТ?
— А, массист значит, Тамара… Массажист, Катюша!
— Точно! Вспомнила!

К массисту Томе я кстати ходила каждый день моего пребывания в Киеве. И тело тоже менялось каждый день.
— я в восторге! — радовалась Тома вместе со мной, — за счет ваших духовных практик тело так быстро меняется, обычно на это уходит намного больше времени! — и мяла меня, давила, скребла, тянула. И я пищала, вопила, ныла, хныкала, рычала — но терпела, ибо видела результат.

массист Тома

Как-то я пришла чуть раньше и ждала в коридоре. Тут вышел другой “массист” из соседнего кабинета — мужчина крепкого телосложения. Томочка вышла помыть руки:
— А, Вы тоже тут, — обратился он к коллеге и улыбнулся. — Да мы друг друга неделями не видим, — пояснил он мне, — только это…воплями обмениваемся.

“Видимо, тоже хороший массажер”, — подумала я.

Так и тут: бабульки блюдутЪ порядок. Храм безумно красивый с фресками, росписями или иконами 11-12 веков. А огромной фреске посреди зала с изображением Богоматери и подавно больше тысячи лет. Мощная энергия от нее исходит — тут вообще без сомнений. Настраиваешься на неё — и сердце раскрывается, чакра начинает ощутимо вертеться с бешеной скоростью. Мы с девчонками настроились в поисках портала, закрыли глаза…ибо знали через Айю, что здесь он где-то есть на втором этаже.

И тут вижу, что он где-то чуть дальше, позади нас, и нужно встать в круг. Вчетвером мы взялись за руки, и тут Танюша подняла глаза наверх — и мы обалдели: над нашей головой было тоже изображение Богоматери, т.е мы уже зашли в портал. Полилась просто мощнейшая энергия. Нас всех слегка даже мотало из стороны в сторону.

Фреска Оранта

И тут я услышала, что она со мной “говорит”. Причем язык был такой немного несовременный что ли. Понятно, что это фильтр моего личного восприятия, а говорила она явно не словами. А сегодня, когда мы на квартиру с Катюхой пришли, мне начали приходить слова. Другие, конечно, но смысл тот же.

“Доселе кровь прольется в землях древнерусских, пока живот (жизнь?) бесценным будет, пока любовь народ не объединит. Сердца лишь любящих людей способны в мире жить. И доверять друг другу кровь и плоть свою, детей растить в любви и радости друг к другу. Лелеять в колыбели песнь души своей.

Пройдет пора убийств и унижений, с лица земли сотрет волна пролитых слез. И орошит доселе неизвестные истоки от тех земель, что были так чужды. И женский плач объединять начнет, и сердце матери как колокол пробьет предупреждения о том, что прекратить должен борьбу народ людской. Поверить в рай, что есть он на Земле, а не на Небе. Коль в сердце рай — пребудет сила с вами. Как к детям обращаюсь к вам, приду на помощь к вам, вы только позовите, ведь нету прав Мне править вашу жизнь, коль нету просьб, в слова облеченных и из сердца исходящих. Просите и дано вам будет. Да будет так. И слово здесь крепко.”

Может быть (и скорее всего), смысл этих слов не очень понятен. Но я видела “картинку” к этим словам: сверху, с высоты уже совсем не птичьего полета, я видела, как уходят и возносятся души людей с территорий Украины и Восточной Европы с одной стороны и со стороны России — с другой. Они возносились словно двумя раздельными кучками. А те, что остались, были пересены На другую, новую Землю как образ. Уже одной, единой “кучкой” без разделения на хохлов и москалей.

Потом я видела нашу Землю, которая словно сбрасывает “темное” население, всех, кто в борьбе и нелюбви, — они вылетали в пространство, т.е уходили. Некоторые переходили на Новую Землю, которая светилась ярче. Там немного смещены как-то материки и больше воды, чем суши. И на Старой Земле потом словно выключили свет, отключили солнце — Земля просто потухла и стала темнеть, чернеть, от неё отваливались куски и падали во вселенское пространство, растворяясь или разлетаясь на мелкие крупинки Вселенской пыли. На Новой Земле было словно больше цвета. Ну вы же понимаете, что это всё образность перехода.

Это уже потом, когда я стояла и девчонкам рассказывала, у меня слезы из глаз полились, и я вдруг осознала, что мы пришли сюда две русские и две украинки (причем, киевлянки), объединились в одно целое и встали крестом. Танюша видела, как мы на тонком плане в кругу танцевали. Ну кружок ведьмочек, ей богу.

Потом, когда мы встали в ряд лицом к “большой” Богоматери, я увидела себя на тонком плане маленькой по сравнению с ней, такой огромной. И я просто взяла и “выросла” своим намерением до её размера. Она приложила руку к моему лбу, я автоматически опустилась на колени перед ней и ее благословением в знак почтения. И вдруг “камера” моего восприятия из того, кто стоял на коленях, плавно переместилась в Богоматерь. И я стала ею. И благословляла сама себя, приложив свою руку к своему “другому” лбу. Мы есть всё. Мы есть одно.

Помнится, мне было лет 7-9, мы сидели ч подружкой во дворе на турнике. И я подумала и сказала ей: “Представляешь, вот мы сидим здесь сейчас с тобой…а вдруг о нас снимают где-то фильм, а мы даже не знаем?” Да, действительно, а вдруг мы придумали сценарий и смотрим его “жизненную” экранизацию? А вдруг это кто-то один в своей многомерности снимает фильмы о самом себе?… 🙂 Главное — это всего лишь искренне полюбить свою роль…чтобы уж сыграть так сыграть, со всем спектром чувств. Не для Оскара. А ради самой игры…

Софийский собор, Киев

P.P.S. (08.12) Танюша (А-Ма), которая была с нами, написала сегодня комментарий от себя, её видение и чувствование, я решила его тоже опубликовать от ее имени.

«Мы ещё и по именам отлично собрались, не только по национальностям. Две Катюши и две Танюши! Опишу, что открылось мне, и как это продолжилось в нашей энергетической работе с Киевом. Когда мы стали в круг и взялись за руки в том самом портале Богоматери Оранты, я увидела на тонком плане, что мы соприкоснулись ладонями и стали в кругу танцевать, держа руки, как Оранта. Тут же предложила нам так же объединиться руками. Танцуя в круге, мы открыли портал энергий, уходящий вверх, и мы стали подниматься и слились в него. Как оказалось, мы слились с Богоматерью, она была мной и нами, огромная, и стояла ногами на маленькой Земле, и любовь к Земле лилась из сердца. Потом мы кружили с девочками вокруг Земли, наполняя ее любовью, обнимая ее. Затем Оранта и мы в ней зависли над Киевом и из рук ее полились потоки света на город, волнами, все мощнее и мощнее, Киев ярко засветился и волны света стали расходиться дальше, пока вся Земля не засветилась. На следующий день, во время осознанного чаепития у Махадева, Айечка рассказала нам, что вспомнила некоторое время назад, что она Божья Матерь, и что ее отец тоже сказал ей об этом во время телефонного звонка, и что мы будем проводить энергетическую работу на смотровой площадке Родины-Матери, чтобы снять с Киева энергетическую сетку, поставленную на уничтожение друг друга. Об этой работе Айа уже писала. Во время работы я увидела примерно то же, что и в Софиевском соборе, сливались мы с Айечкой, как с Богоматерью, и заливали светом Киев с высоты. В конце мне захотелось спуститься в город и посмотреть на людей. Их было меньше, но они были открытыми, любящими и счастливыми. Атмосфера города совершенно другая. Я физически тоже ощутила, насколько изменилось пространство после работы нашей, такая лёгкость, свет и простор, а перед этим колпак очень чувствовался. Люблю вас, родные! Мы славно поработали вместе! Очень чувствовалось ваше присутствие и поддержка!»