«Пианина»

На Рождество я скромно попросила деда Мороза, точнее Санта Клауса, ибо они приходят в разное время, а Санта приходит-таки раньше, подарить мне синтезатор, типа буду музыку создавать. Наобум. Чтобы хоть что-нибудь креативно творить. Неожиданно для себя у меня такое желание возникло, будто мне это попробовать нужно. Торговый представитель Санта Клауса странно поднял брови и подозрительно на меня посмотрел. Ибо в музыке я НОЛЬ. Я только знаю, что есть семь нот. Ну и еще пару страшных слов слышала типа сольфеджио и аккорды, без их конкретного значения, разумеется. Посмотрев внимательно на его реакцию, я поняла, что идея вообщем-то дурацкая и бессмысленная…

В детстве родители как-то и не думали отдавать меня в музыкальную школу. Дома у нас был своего рода а-ля “музыкальный центр” — на самом деле проигрыватель пластинок с усилителем звука: к нему можно было подключать колонки или наушники. Он “проигрывал” Добрынина, Розенбаума, Битлов и прочую “какую-то” музыку с пластинок, если они были не очень поцарапанными. А еще на некоторых из них были детские песни. Я часто, бывало, напяливала наушники, включала “Песню мамонтенка” или “Облакааааа, белокрылые лошадки” и напевала себе под нос. Видимо, напевала я как-то не очень, что папа как-то сказал, что со слухом у меня как-то не сложилось, не срослось. Ну и ладно. Беда что ли? Не всем же дружить с музыкой — я и так в школе хорошо училась. А тянуть “Не плачь, еще одна осталась ночь у нас с тобой” и рыдать вместе с Булановой можно и под кассету тоже.

Мне всегда казалось, что музыка и музыкальная школа — это для каких-то особо одаренных слухом детей и очень талантливых. Ну или детей музыкантов, как вот Орбакайте у Пугачевой, ну или сын Газманова там… Помню, одноклассница моя в музыкальную школу ходила и всегда о ней сокрушалась, что много времени уходит и вообще зачем это всё, но НАДО закончить. А ещё кто-то мне сказал, что для пианино, например, нужны обязательно ДЛИННЫЕ пальцы. Иначе всё. Пипец. Накрылась вся игра медным тазом. И длина моих пальцев, как вы уже догадались, оставляла желать лучшего. Да и в советской и постсоветской школе, например, учитель музыки в силу эдакого сложившегося стереотипа скорее вызывал некую жалость, чем восхищение. Типа его, беднягу, “держат” в школе, потому что надо, потому что гороно (городской отдел народного образования) так постановило, а на самом деле никому это не нужно.

Такая вот грустная история с музыкой сложилась у меня в голове. Хотя музыка в квартире звучала практически всегда, поэтому мой жесткий памяти забит порой такой фигней в стиле “Я тебя нарисовал, только так и не познал своей мечты”, “А я нашел другую, хоть не люблю, но целУю…” или типа там “Гранитный камушек в груди”. Мы целый ремонт под эти два альбома в квартире делали: на одной стороне кассеты, купленной где-то в киоске на рынке, — “Нэнси”, а на другой — “Божья коровка”. Ну и вся эта попса из “Примите поздравления” на “третьем” местном телеканале “Регион”. Лишь потом, несколько лет спустя, я открыла для себя более “шедевральные” вещи типа Элтона Джона или Queen. Слава интернету, воистину слава!

Но несмотря на отсутствие слуха, Катерина всё равно распевала разные песни на уроках физкультуры, когда мы на лыжах зимой ходили в леспосадку наворачивать круги на время. Иван Иваныч (физкультурник) меня не особо любил, ибо спортивной сноровкой я не отличалась, по 10 минут стояла боялась перед тем, как с горы на лыжах съехать, зато вот…шла одна из последних и вместе с другими пела на весь лес. Разве это не радость?! Пришлось Иванычу перед выпускным мячик баскетбольный купить. И коньяк. Типа моральный ущерб за мои хихикания, нытье и нерешительность. Пела Катерина и в автобусах, когда мы в школе ездили на картошку. Не одна, естественно, а хором. «Споем жиган, нам не гулять по воле…» Творческая самодеятельность продолжалась и на первых курсах универа — что мы там только не пели на немецком и английском, даже немецкие частушки! Немцы отродясь таких песен не слышали! 🙂 Ну немцы, в отличие от нас, и в преподавательских туалетах водку для храбрости, конечно, тоже не пили.

Лирическое отступление получилось нехилое такое. Ну так вот, какова была моя радость, когда я всё-таки распаковала рождественский подарок и увидела эдакое мини-пианино! Ну по крайней мере клавиши очень похожи, вы ж понимаете, такой специалист, как я, сразу сходство найдет. Я аж расплакалась, ей Богу. Для меня это что-то такое действительно волшебное и доселе будто недосягаемое: Катерина с отсутствием слуха и длинных пальцев, но с наличием длинных и мешающих сему предстоящему волшебству ногтей с одной стороны, и такое сложное на вид пианино — с другой. Зачем ему столько клавиш, если нот всего семь?…

Я тут «выучила» благодаря Ютубу играть припев «Миллион алых роз» Пугачевой, ну очень по-простяцки. Всё так медленно у меня продвигается, пальцы мои короткие пытаются сесть на шпагат или встают врастопырку ну очень криво, мышцы пальцев болят (я вообще не знала, что там столько мышц!), но я всё равно радуюсь, как дитя! Потому что такое охе@енное осознание, что своими пальцами ты творишь музыку, это что-то очень крутое по ощущениям, ну по крайней мере для меня! Ощущение Творца!

Никогда бы не подумала про себя такое. Я до сих не могу поверить, что у меня есть эдакий музыкальный инструмент и что я вообще «интересуюсь» музыкой )) Что-то такое странное и в то же время неожиданное, я не знаю, зачем это мне, мой ум никак этому «практического» применения не найдет. Но ощущения радостные, а разве есть что-то важнее радости изнутри?! Это единственный индикатор “верного” направления движения, даже если для ума оно в “никуда” на первый взгляд. Не случайно, видимо, в последнее время мне посчастливилось обнять двух замечательных музыкантов — Деву Премал и Надежду Шестак. Они меня, по ходу, чем-то таким волшебным “заразили”. Надеюсь, это не больно и лечится.

Дорогие и родные, прошу вас, пробуйте что-нибудь творческое! Мы сами перекрываем себе путь радости своими страхами, неверием и из-за боязни насмешек или осуждения. Мы словно клешнями своих программ цепляемся за стереотипы и образцы, мы создаем кумиров. Сбрасывайте с себя осознанно этот груз, когда замечаете в себе ощущение недостойности, неуверенности, страха или осуждения. Прям хватайте его за горло, за хвост, за руку, посылайте им любовь и благодарность, принятие. И прям сразу следом повторить про себя «Я люблю себя», «Я разрешаю себе заниматься тем, что хочет моя душа», «я верю в себя», «я доверяю себе», «я разрешаю себе быть собой». Пусть вы повторяете яко бы просто слова, но это и посыл любви, и энергии самому себе!

Не бойтесь, пробуйте… даже если это кажется странным и абсолютно невыгодным и бессмысленным: шейте себе и куклам платья, вышивайте крестиком, делайте аппликации, танцуйте танец живота, режьте красиво морковку с огурцами и фотографируйте, плетите макраме, бисером или косички своей дочке, сажайте цветы, выпекайте торты, рисуйте и красьте, лепите из пластилина или теста, клейте обои — мир творчества и фантазии бесконечен. Маленькая искренняя радость на самом деле приносит большое расширение Души. Даже если для этого придется-таки упразднить любимые длинные ногти…

Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

Душа играет тысячи ролей.
В костюм земной на время облачаясь,
Во тьму кромешную отважно погружаясь,
Она всего лишь хочет стать сильней.

Душа снимает фильмы о любви.
Любви земной, где ревность и страдания,
Обида с болью, зло, разочарование —
Где кажется, что будто мы одни.

Душа рисует “страшные” миры.
Война, землетрясения, убийства и потери…
И мы, послушные, в дуальность нашу верим,
И эти опыты нам были всем нужны.

Душа порой нас за руку ведет.
Нас сводит вместе словно в откровение,
Что все вокруг — лишь НАШЕ отражение,
Иллюзия, что каждый создает.

Вчера в очередной раз красила себе волосы, Вот и навеяло…

В детстве я любила шить куклам одежки и даже вязать — и мне казалось, я буду модельером. В школе у меня был интерес к математике и иностранному, любила писать сочинения и ненавидела — изложения, куда идти учиться после школы — не знала. Пробовала представить себя переводчиком или каким-нибудь экономистом. Про инженера даже не думала, ибо для меня существовал образ-стереотип: инженер — это как моя мама (а чертить как она я вообще не люблю да и не умела так хорошо на черчении), ну или на заводах инженеры. Отец мечтал видеть меня адвокатом с длинными волосами, который катается на мотоцикле, в то время как я терпеть не могла историю и правоведение. Бабушка разрывалась между желанием видеть меня женой офицера, ветеринаром (потому что я кормила дворовых собак и гладила всё монхатое, что попадалось мне под руку — не поймите превратно) и парикмахером. Ибо я и стригла их с дедом обоих, и красила саму себя. Красила, к сожалению, хной. К сожалению, потому что пару месяцев спустя мне надоело быть рыжей, и я снова хотела быть русой блондинкой. Ну девушки, чья рука когда-либо касалась хны, уже догадались, что из этого вышло.

Своей стрижке made by Cat a la «разбуди меня в 4, я коров пойду пугать» дед всегда искренне радовался, ещё б: посиди на стуле два часа, укутанный простыней! потеешь как слон и наблюдаешь, как твоя внучка колдует вокруг тебя ножницами, стараясь не отрезать твои уши, — тут любой прическе рад будешь, лишь бы закончилось уже это всё. Но дедуля мой, казалось, был невозмутимым йогом:

— Пойдееееет, под фуражкой не видно, — дед радостно поглаживал перед зеркалом свой чуб, зачесанный мною старательно на бок.

А про покрасить волосы…Дело было зимой, с утра идешь в школу — темно. А я все выходные краской с базара между прочим красилась. Причем несколько раз. Ибо после первого осветления таблетками гидроперита и прочего химического оружия для женщин на меня в зеркало смотрела не совсем та блондинка, которую я ожидала встретить в отражении после принятия душа. А эдакий желто-рыжий цыпленок: корни почти белые, а дальше — я не знаю, как называется этот яркий цвет, но мне лично напоминал пи@&ец. Благо, мой экспериментальный отдел разработок в моей дурной голове проводил свои опыты только по выходным. А что нам, кабанам: в школу только в понедельник — еще три раза можно перекраситься. Чё, я зря что ли деньги с обедов школьных на краски с базарчика копила?!

И 15-летняя Катенька шла на базар и выбирала цвет краски по тетечкам на коробочках. А что, не логично что ли? Это другие вона ходят с дурацким цветом — я же умная и подкованная, я не в первый раз крашу, в этот раз всё получится! Если меня кто-то из парикмахеров читает, я представляю, как им сейчас плохо и весело одновременно. И слышат, наверное, такие истории очень часто, начинающиеся словами «…да что-то решила САМА волосы покрасить…»

Вообщем, на первых двух уроках было темно. А как совсем светло стало, Тема посмотрел на меня и сказал, что я выгляжу как русалка:
— Кать, у тебя чё волосы зеленые? — с Темой мы дружили и сидели вместе.
— Я пепельным красила, если чё!
— Да я те отвечаю, зеленый!

Ну подумаешь, немного отлив зеленоватый, но не зеленый же! Мда, но и далеко не пепельный как у тетечки с коробочки. Вообщем, парикмахером мне не стать.

Помню, в 10-ом классе я почему-то резко решила стать хирургом, села усиленно изучать биологию, разбираться, кого с кем можно скрещивать и какие семейства кроме паслёновых наиболее предпочитаемы травоядными. Своим интересом я вызвала своего рода временное особое почтение в глазах нашего школьного биолога — Лилии Антоновны. Одновременно меня интересовали гороскопы и книжки веселого психолога Козлова. Когда дело дошло до углубление в химию — валентность каких элементов позволяет им очень сильно сближаться и образовывать соединения, как правильно расставить циферки в химических формулах да еще и соображать, что здесь вот-вот непременно что-то выпадет в осадок помимо моего воспаленного мозга — моё усердие поутихло. И я поняла к тому же, что не готова каждый день работать в крови. И вдруг кого не спасу? — и так много раз, это какие же ж муки совести и чувство вины, что ты, может, херовый хирург? Да ну…пойду все-таки на переводчика.

В итоге Кэт выучила язык, так сказать, и с помощью языка на Неметчине стала таки инженером, которому чертить не надо и на заводе на мужиков материться тоже не надо. Параллельно она еще и в Мастера пошла и учится штуки всякие интересные в себе и других видеть и чувствовать. Путь этот тоже непростой был, а через сотни книжек по саморазвитию, так сказать. Но только активные действия и работа над собой приносят результаты, как оказалось.

Иногда я пишу эти самые истории, которые вы читаете. Они приходят потоком одновременно и собираются из каких-то малых крупиц, ощущений, воспоминаний. Казалось бы — вот оно, что приходит само, без особых усилий, без напряга, без необходимости черпать где-то новые знания. Но нееет, моё Эго в это не верит, как Душа не старается…

— Ну какое это занятие, я тебя умоляю?! Записулечки какие-то. Прям вот всем надо знать, какие у тебя мысли, чувства и прочие разносторонне озабоченные тараканы в голове…
— Но тараканы иногда по ходу обжираются каких-то странных мелков и рисуют цветными карандашами, получается очень даже неплохо, заставляет людей улыбаться, ммм?
— Это СЛУЧАЙНО так пару раз получилось. Да, бесспорно — у НАС с тобой есть чувство юмора и умение смеяться над собой. Но этим деньги не заработаешь.
— никто же тебя не заставляет всё бросать и лежать на диване в ожидании музы! Я говорю о позволении просто хотя бы иногда расслабиться и делать то, что просто льется
— ну в принципе можно, когда есть время! Давай лучше о работе подумаем: как будем продвигаться куда-нибудь в менеджеры, ты же умная баба — душа (хотя нет, точнее я, скорее умное). Мы вместе ого-го чего можем добиться, а? И на хрена ты, спрашивается, столько лет училась и пахала?
— и зачем нам всё это надо? есть куча путей и возможностей, о которых ты даже не подозреваешь…
— а они надежные?
— сколько тебе нужно еще доказательств того, что занятия тем, что тебе нравится, меняет тебя и твою жизнь всё более волшебным образом?…Разве ты не видишь взаимосвязи?
— я пока собираю факты, чтобы поверить. Я статист и аналитик, если чё
— так вера на то и вера, что ей не нужны доказательства!…

И вот так отсчитываются наши дни, в бесконечных разговорах, диалогах, в бездействии и неверии. Позволяйте Душе хоть немного творить. Даже если это 10 минут в день, даже если это приходит совсем внезапно и неожиданно, даже если это кажется глупым и бесполезным, даже если вы хотели помыть полы, даже если вы устали и это “как-то сейчас не вовремя”, даже если это не принесет желаемой выгоды и быстрых, очевидных результатов — следуйте своим порывам петь, танцевать, рисовать, лепить, шить, вязать, писать. Пробуйте, мы часто не замечаем наших очевидных порывов! Труднее всего поверить в свою уникальность, когда живешь в постоянных рамках программ. Но пока не попробуешь — не узнаешь.

Ну неужели это может быть игрой,
Иллюзией, из-за которой я переживаю?!
Всё может быть! Одно теперь я точно знаю:
Когда я вырасту, хочу я стать Собой!

Картинка из инета. Креативная математика

Ликбез по русскому менталитету, или как стать крутым

У меня на работе есть коллега Гарик. Родом он вообще из России, точнее его родители, но на Неметчину они «понаехали» — как чистые нерусские немцы — когда ему было два года. На русском он хоть и говорит, но уровень, конечно, бытовой и достаточно медленно говорит. Потому что с папой они только на немецком общаются, а с мамой — когда как. С бабушкой вроде на русском, ну еще какие-то родственники имеются.

Поначалу он держался со мной холодно, больше по работе общался, или просто вопросы про Россию задавал, ну т.е болтала больше я, рассказывала всякие истории из своей «русской юности», про лихие 90-ые, про пропаганду в российском ящике и не только, про коррупцию и ситуации в школах, больницах и прочее. Гарик только офигевал: я с каждым разом разрушала его иллюзию о благополучной жизни русских, какую он видел только в Турции или Майорке в отпуске. Ну или слышал от своего двоюродного брата, который создал себе образ «крутой и богатой России», мотаясь пару раз на тусовки в Москву, где и нашел свою жену. Привез сюда, родил сына, и зовет ее жить туда, где Красная площадь и всё очень весело. Жена родом из провинции, в Москве работала, и жить туда ехать назад ни в какую не хочет, вызывая непонимание со стороны супруга.

Потом Гарик ко мне по-братски проникся и начал делиться всё больше и больше своей жизнью, заморочками ака тараканами, планами, самоанализом и желанием развиваться. Человек на самом деле с глубокой рефлексией, если можно так сказать, — никогда не будет настаивать на своей правоте, а выслушает или подискутирует, и, видимо, дома потом соизмеряет сказанное со своей картиной мира, пытаясь это как-то туда либо пристроить, либо отвергнуть, ежели затолкать и втиснуть не получается. Но всегда приходит на следующий день с новыми размышлениями.

Часто меня Гарик спрашивал:
— ну скажи, хороший же у меня русский, да? Я нормально же говорю? У меня даже подруга моя (она немка) на курсы русского пошла!
— хороший, хороший, правда можно «услышать» по акценту, что в России ты явно не живешь 🙂
— ну да, ну да… Зато я знаю прикольные выражения, а ты такие знаешь? «Ты на кого батон крошишь» или вот еще «А ты по фени ботать умеешь?»

Я, конечно, смеюсь над его этими фразами, нарочито сказанными с особым крутым выражением четкого пацана.

— Почему русские в большинстве своем хотят казаться намного круче, чем они есть? И очень часто высокомерно себя ведут. Ну вот эти все понты, и в одежде тоже…как будто стесняются быть собой!
— Да, высокомерие — это самая большая беда всего российского народа. Ну так уж повелось в культуре, наверное. Да, девушки часто могут брать кредиты, чтобы купить себе дорогую шубу, чтобы выглядеть посолиднее, чтобы подороже себя «продать» и более-менее удачно выйти замуж. Ну или найти спонсора. Даже услуги есть в интернете, где можно сфоткаться с цветами или в машине дорогой, чтобы быть более конкурентноспособной на рынке… Это называется «ногти на руле»

Гарика это, видимо, окончательно выбило из каких-либо логических взаимосвязей и структур:

— Но зачем это всё?!…Это же даже не её машина!
— ну чтобы мужчины думали, что она не простушка там какая, а вот такие у неё достойные мужчины: возят на дорогих тачках и дарят огромные букеты
— это же…попахивает проституцией
— (смеюсь, ну вот как объяснить человеку)
— хорошо, это вначале так, Он поведется, но потом мужчина же всё равно узнает её настоящую!…
— угу, но, может, к тому моменту рыбка уже на крючок подсядет, — смеюсь
— блин, ты же сама говорила, что в России больше женщин, значит, выбор-то у мужиков большой…
— в этом и дело! Поэтому дополнительно еще все эти накаченные сисечки, губы…

Гарик лишь офигел и посмеялся.

На прошлой неделе мы пришли к «проблеме» ковров: зачем русские вешали раньше и вешают до сих пор их их на СТЕНУ.
— Ковер на стену — ну ПОЧЕМУ? Разве это красиво!!?
— Я даже не знаю, что сказать, если честно. Единственная причина, которая мне понятна, — это изоляция. Потому что если стена боковая в доме и холодная, ковер спасает. Про рассматривание ковровых рисунков перед сном ака медитация для бедных, я даже не стала заикаться.

Потом черт дернул меня забить в Гугл что-то вроде «ковер девушка» — Гарик окончательно впал в истерику. Ибо девушки там находились в разных одеяниях и без, в разных «эротичных» позах и с разными формами. И всё это — Да, Да — на фоне КОВРОВ.

— Они что, правда выставляют эти фото? Это не фейк? Это же очень позорно!
— Какой фейк! Сходи на Одноклассники и всё поймешь!

Сегодня он был у клиентов, мы не виделись, и после рабочего дня, видимо, взял машину напрокат на выходные, ибо своей у него нет. И прислал вот это. Ногти на руле.

Пальцы на руле

Снежная королева

Когда я была маленькой, — я была тогда у бабушки — мне приснился очень четкий сон: стою у бабушки в квартире на кухне зимой, квартира на 3-ем этаже, На улице зима, ночь, снег…а в окно на меня с улицы смотрит огромная такая Снежная Королева. Она по росту была выше третьего этажа, стояла посреди дороги и всю её занимала. Никогда не забуду этот взгляд — пронзительный, огромный, смотрящий в самую глубь меня. Я тогда очень испугалась: и во сне, и когда проснулась. Наверное, для меня это по силе был один из самых страшных снов, хотя что мне только, бывало, не снилось: и в заложниках я была, и гонялись за мной с оружием, я пряталась на каком-то корабле и в других странных местах, и самолет водила, и вещи с документами теряла, и убивали меня несколько раз, и с крыш прыгала и летела над Землей. Вообщем, во снах я за свои 30 с хвостиком так много жизней прожила разных и в разных местах, мне доселе в этой жизни неведомых. И до сих пор там тоже параллельно живу. Там я знаю, как машину водить (ну «здесь», в этой жизни, я, конечно, тоже водила, но без прав, и мое последнее вождение закончилось встречей с машиной ментов, но это другая история), где там автобусы и трамваи ходят, и знаю, что там другие ведомства для паспортов :))

Однажды во сне было даже то, что показывали в фильме «Начало» (Inception на английском): когда просыпаешься во сне, а потом «здесь» еще раз просыпаешься. Но этот опыт был далеко до просмотра фильма. Словом, если сны проанализировать, то понимаешь, что это другие реальности, причем твоим же сознанием и созданные. Иногда, конечно, противоречащие законам физики, механики — но разве они обязаны быть привязаны к нашей планете в 3D с её силой гравитации, к нашей Галактике?

Ну так вот, эта давно — казалось мне — забытая мною Снежная королева недавно мне в медитации пришла. Точнее Я, огромная-преогромная словно глазами этой Королевы смотрела на Себя, ту маленькую девочку с испуганным взглядом в окошке. И мне часто, бывало, снится этот бабушкин дом, где я либо просто смотрю сцены со стороны, либо становлюсь той маленькой Катюшей. Получается, времени действительно нет. А эта Снежная королева и есть Я. Только на других планах, уровнях. И она незримо «ведет» меня, маленькую. Да и снег я люблю, прям страдаю, когда зимой снега нет, скучаю жутко по нему. Крутяк, ваще! 😉

В Москве, в августе этого года на сатсанге ко мне кто-то из девчонок подошел, погладил по руке и сказал: ты такая вся беленькая, мраморная такая. Белоснежка. Снежная Королева! Короче, всё совпадает ; В том году я даже как-то ее рисовала. Хотела просто девушку, а «получилась» она. Короче привет вам из сказок!

Рисунок мой 😉

Снежная королева

Осень, осень… лес остыл и листья сбросил

Сегодня вся лента пестрит о начале учебного года. И на меня тоже немного нахлынуло. Со школой у меня никогда не было ничего негативного (ну разве что за одним исключением, когда мне пришлось ее менять, и в связи с этим изменилась впоследствии вся моя жизнь — об этом как-нибудь потом расскажу) — в нее я ходила охотно. Я даже с нетерпением ждала своих 7-ми лет, чтобы в нее пойти. Наивная чукоRская девочка.

Родители отдали меня в самую «дурацкую»; как позже выяснилось, школу в нашем орском окружном районе. Хотя поблизости было их три…и одна из них считалась очень сильной. Помню, отец меня именно туда хотел записать, но они с мамкой как раз на тот период разо*рались, поэтому папаня послал нас всех вместе туда, куда мы сами «хотели». А «хотела» моя мама туда, куда пошли Васька и Оксанка — соседские дети. Батя на это обиделся и даже на линейку не ходил. Да и вообще в школе потом был всего один раз, да и то долго плевался. Но мне было в то время в принципе пофиг КУДА, главное — ведите меня уже куда-нибудь и дайте ЗНАНИЙ. С Васькой и Оксанкой было, конечно, веселее, ибо мы уже немного дружили, ну и попросились вместе в один класс.

Благодаря моему дедушке, который со мной в детстве много занимался, кубики всякие с азбукой мне сам «строгал», читать и считать я умела лет с 5. И по папиному примеру, у меня на толчке (его сленг) лежал сборник «Сказок народов мира»; который я почитывала в особо «напряженные» минуты моей жизни. Позже батя предлагал мне попробовать все на том же толчке покурить первую сигарету (потому что сам там курил), чтобы я не пробовала их где-нибудь «за углом». Но шансом я так и не воспользовалась. «Угол» был как-никак намного притягательнее. Но да, мы же о школе и чтении! Ну так вот первый мой класс в плане знаний прошел скучновато. Правда забавляло чтение на скорость: сколько слов в минуту — кому это надо? Сама система строгости и контроля меня как ребенка приводила в дикий шок. Особенно наша первая старенькая учительница — Нина Петровна. Учитель старой закалки, старого строгого советского воспитания и неподдельной агрессии, граничащей со злом на весь мир. Ну ладно, не на весь. Только на наш район — не думаю, что она дальше него куда-то выезжала.

Она херачила указкой по рукам непослушным пацанам так, что наш бедный Вовка Кaшин (до сих пор его помню, ибо личностью он был необычной, во всех «плохих» ее смыслах) ссал в штаны прямо на уроке. Ну, может, ссал в них еще и потому, что выходить в туалет на уроке категорически запрещалось.

Появился у меня в первом классе поклонник: Ванька с соседней пятиэтажки. Ванька был молчалив, темноволос, телом крепок и жутко симпатичен. А отец его работал машинистом поезда — жуть как интересно! Как тут не влюбиться-то? Ванька мне тоже тайно нравился, но любофф свою я никак не показывала. А все почему? — потому что СВОИ чувства он проявлял неординарным способом: он либо дергал меня за бантики и косички, либо подставлял подножки на перемене, когда Катя неслась по коридору. И Катя феерично распластывалась на полу, набивая синяки Любви. Какие после этого могут быть проявления чувств!

С Оксанкой куда мы только не записывались, ну это в классе втором уже было: сначала попытали счастье в местном Доме Железнодорожников: хотели танцевать! Но что-то растяжки у нас не хватило, хоть мы и тренировали шпагат и колесо в оксанкиной комнате — забраковали нас на смотрах. Эстрада накрылась медным тазом. Потом мы плели макрамэ. Потом пошли на курсы английского для детей. И даже сами складывали новые слова — да англичане в жизни бы до такого не догадались! И пытались на английском между собой общаться. Но с тем, чему нас там учили, особо размахнуться лексиконом :было сложно. Ну вот, к примеру: Mouse, mouse where is your house? I’m a little mouse — I have no house. Мда. Пацаны постарше обогащали наши знания более жизненно нужными речевыми оборотами: If you want a little brother, ask you father fu*k your mother. И дико ржали.

Я с нетерпением ждала 5-ого класса, типа придем на урок английского, а мы уже бац и слова разные знаем и весь алфавит. Но не тут-то было! В начале учебного года в класс вошла учительница, на вид бабулечка и, улыбаясь, сказала: «Guten Tag!» Поскольку я смотрела по телеку детскую программу «Утренний час» и там иногда были уроки английского, немецкого и французского, я сразу просекла, какая участь меня ждет. Весь класс за исключением нескольких человек был обречен на изучение немецкого. Эти несколько учили французский. Так начала разворачиваться моя судьба… Я бы сказала, скорее стал закладываться Путь моей Души 🙂

С почином, первоклашки! Терпения, родители! И скорейшего выхода из Матрицы.

Попугай

Вспомнилось. Когда мы жили в старой квартире, у наших соседей с 3-его этажа был попугай. Волнистый. И безумно ручной и любопытный. Он ел с ними за столом, подбирал крошки и нагло хавал из чужих тарелок. Почти всё подряд. Однажды т.Надя делала фарш, и он решил поесть фарша. Фарша-то он поел, а летать вот больше не смог. Кость, видать, тяжелая стала. Они ему даже шарфик от клетки к полу протянули, чтобы он по нему в клетку лазить мог. Попугайчик недолго лазил, ибо дети сбили его, катаясь по квартире на трехколесном велосипеде. Мораль: фарш — зло. Ну или велик. Или дети 😉

Попугай
О вреде мяса для попугаев

Ностальгия по начальной советской школе

Сегодня ехала через центральный вокзал. Пробежала мимо какой-то забегаловки, а тааам!…запах подгоревшего молока и дешевого кофе. Ммммм…так пахла наша школьная столовая! Пока спускалась по эскалатору в метро, вся начальная школа промелькнула перед глазами.

Столовая наша была маленькая. И с первого класса мы в ней дежурили. Учительнице нашей, Нине Петровне, было тогда далеко за 60. Маленькая худенькая старушка с тонкими губами, накрашенными в розово-перламутровую помаду, и с сердитым взглядом. Ее огромную указку больше всего боялись пацаны, ибо по рукам попадало не по-детски. Меня Нина Петровна любила — ребенком я была любознательным, до знаний жадным и к школе хорошо подготовленным. Но боялась я ее всё равно.

Мои родители на собрания практически не ходили.
— ну что мне там сидеть час с лишним, если про тебя всё равно ничего не рассказывают! — сопротивлялась мама, — А про деньги на ремонт класса и школы я и так узнаю. Вон хоть от т.Гали или т.Вали (их дети, Оксанка и Васька, были в моем классе, а жили мы в одном подъезде).

Им-то хорошо, а мне потом приходилось в школе кучу пиз%юлей выслушивать, что моим родителям — безответственным — пофиг на свою дочь.
— Раз на собрания не ходят, пусть мама рисует плакат! — приказывала Нина Петровна с суровым видом.
Дома я целыми вечерами теребила маму, чтобы меня в школе оставили в покое. И мама тащила с работы кусок ватмана. И рисовала плакат. Чтобы учительница была счастлива.

Помню, приказала нам Нина Петровна строго-настрого принести макулатуру. Прихожу домой, говорю родителям, давайте макулатуру. Мне в школу надо. Срочно! Мама мне:
— я тебе целую кучу в прошлый раз отдала, у нас нет столько газет.
— но мне НАДО! У нас же есть газеты, которые вы уже прочитали!
— Роман-газеты я тебе не отдам, даже не думай! — возмутился папа.
Помню, я долго плакала, ибо боялась Нину Петровну, наивное дитя…

На дежурство в столовую нужно было уходить на 10 минут раньше до звонка со второго урока. Дежурили мы по двое. Там мы помогали двум толстым тетечкам-поварихам «накрывать на стол» — разносить по столам тарелки: обычно он состоял из какой-нибудь жутко не вкусной манной каши на воде с куском масла. Зато он был бесплатным, типа государственная дотация. Сплошной шик и блеск — ведь мы еще были октябрятами великого Союза.

После 10-минутной перемены дежурные оставались убирать со столов. Сначала мы уносили на кухню все грязные тарелки и отдавали их всё тем же тетечкам-поварихам. А они нам давали грязные тряпки, которые были в каких-то кастрюлях с хлоркой, и жутко воняли. Этими тряпками мы вытирали столы. Для следующих классов, которые ели после третьего урока. После этих тряпок мы бежали в туалет смыть с рук эту вонь. Но поскольку мыла нигде не было, то вонь держалась весь третий урок.

Дежурство на этом не заканчивалось, ибо после уроков нужно было мыть в классе полы. Холодной водой. Тряпки были хоть и погрязнее, но зато без хлорки.

Мама меня часто стращала пионерским галстуком, который мне придется гладить каждый день, когда я пойду в 5-ый класс. Мне даже было интересно, каково это — быть пионером и где разница между ним и октябренком. Но больше всего меня радовал тот факт, что мы расстанемся с Ниной Петровной. Пионером Я так и не стала. Не успела ни галстук поносИть, ни тем более его погладить. Даже в руках не подержала. Я не знаю, что было хорошего в других начальных советских школах, у меня лично — сплошной стресс ну и знания из учебников и друзья 😉 Спасибо школе за это тем не менее! Без нее я была бы не я…

ДДТ. Концерт. Мечты сбываются

Авторский вечер Ю.Шевчука. Не передать словами. Как нельзя передать словами любое искусство. Это эмоции из самых глубин нутра, это муражки до кончиков ногтей и волос, это комок в горле от переполняющих чувств. Уже прошло несколько часов, а комок все стоит… Мне казалось, что мой эмоциональный центр просто переполнялся через край и вибрировал.

Самое «страшное» – что мы вообще не в состоянии передавать то, что творится у нас на душе, когда внутри бушуют океаны. Слова, предложения – это всего–навсего лексико–синтаксический набор языка, отражающий лишь частички какого–то определенного состояния, которые ПРИНЯТО обозначать так или иначе. Но волна муражковых слез, накатывающая будто волна из середины грудной клетки, просто не поддается ни описанию, ни повествованию и ни уж тем более фотографии.

…Продолжать свое сопротивленье
Перелетным сфинксом злой разлуки
Тем, кто контролирует движенье
И гражданскую войну в фейсбуке…

Первый аккорды «Дождя» – и я снова оказываюсь на улицах Оренбурга начала нулевых, иду учиться в 4–ый корпус Гуманитарного факультета. Слушаю двухкассетник у отца на кухне. Таскаюсь с Андреем по недостроенным или, может, уже разрушенным остаткам какого–то детского садика в Степном поселке. Разукрашиваю мелками стены когда–то заброшенной и уже почти растасканной по кирпичам городской больницы, где в некоторых местах открыты лестничные пролеты в несколько этажей и которую я ласково прозвала «Графскими развалинами».

Я слушаю «На небе вороны», озноб словно мелкими стрелами заставляет меня слегка содрогнуться на стуле концертного зала, и вспоминаю свои первые размышления о смерти. Раньше мне казалось, что она черная. Как сны, в которых собственно нет снов как таковых, когда засыпаешь, просыпаешься, а что было посредине – не знаешь. Тебя просто не было. В детстве я думала, что смерть такая. Черная пустота. Но именно в то «нанебевороновское» время я перестала видеть в ней только черное, впервые разглядев в ней Свет и Свободу…

…Свеча догорела, упало кадило,
Земля, застонав, превращалась в могилу.
Я бросилась в небо за легкой синицей –
Теперь я на Воле, я белая птица.
Взлетев на прощанье, кружась над родными,
Смеялась я горя их не понимая:
Мы встретимся вскоре, но будем иными…
Есть Вечная Воля. Зовет меня стая.

Зал ведет себя достаточно сдержанно. Небольшое помещение с обычными стульями в 20 рядов, не больше. Кирпичные стены, одна входная дверь, даже черного хода нет – ничего пафосного.
– Эй, ребята, можно петь! Вы еще не на суде! – смеется Шевчук. – Танцуем хотя бы бровями!

Для меня он не тот Шевчук, которого я «знаю». Он седой и старый. Он больше не тот, что в начале 90–х пел для меня каждый вечер с экрана 3–его местного телеканала в передаче «Примите поздравления» свою «Что такое осень» и в клипе радостно пинал осенние листья в парке. Да и я больше не школьница 5–ого класса, которая совсем недавно научилась включать без пульта новенький и – для тех времен – очень плоский Фунай с диагональю целых 50 сантиметров, гордо привезенный отцом из воронежской командировки. А также приводить этот же фунайчик в то же самое выключенное состояние. Без палева. Потому что приходишь домой со школы, а пульта ни хрена нигде нет. Потому что добрый папа, блин, телевизор теперь новый ЭКОНОМИТ. И смотреть мы его будем все вместе. По вечерам. Ну и естественно батин канал. Неизвестно, конечно, какой именно из трех каналов вечером будет батиным. Но все три мы сами смогли настроить на этом самом драгоценном пульте. Который, кстати, в целях сохранения своего внешнего вида паковался в красивый пакетик из–под маминых колготок OMSA или Golden Lady. Костюм космонавта.

«На стальных облаках косит прошлое ревностный Бог,
Подрезая людей, чтоб они продолжали расти»

«Вырваться за грань уютной проданной свободы,
Выбраться на волю сквозь витрины–миражи,
Лечь в траву сухую и увидеть свои роды,
Бабка–повитуха–жизнь, хоть что–нибудь скажи»

«…И поведет нас под венец,
У алтаря откроет тайну,
Что все на свете не случайно,
И смерть для жизни – не конец»

«Ты уехал за счастьем – вернулся просто седым»

Шевчук для меня не под стать Расторгуеву, распевающему о стерве–войне и батяне–комбате, Патриотизме и при этом даже не служивщий; не под стать Кругу, которому кольщик должен был бы наколоть купола в условиях тягот и невзгод зарешеточной жизни, хотя сам он в местах не столь отдаленных никогда не был… Дело, конечно, вкуса и кого как вскрывает… «ЮЮ поет о правде и свободе». Просто о Жизни. Со всеми ее тараканами. О во всем виноватой весне. Об осени. О мужчинах и Родине. О водке. О душе наизнанку. О Человеке.

Безмерно ему благодарна.
За мои непередаваемые эмоции.
За скрашенные его песнями «примите поздравления» в Фунае 90–х.
За осень.
За дожди.
За расстрел рассветами.