Русский рок, или диванная лирика.

Решили мы спонтанно отметить Ксюхину денюху на концерте Чижа. За 300 км от Мюнхена поехать к баварским “соседям”. В Штуттгарт — это столица соседней федеральной земли, где проживают швабы — самый экономный (я бы даже сказала, жадный) народ Германии. С ночевкой, разумеется. Комната в отеле на четверых в ж@пе мира, но зато недалеко от концерта, ну минут 15-20 пешком.

Пока мы ехали на машине, болтали о своем, девичьем, и хохотали, мимические мышцы лица уже прилично так натренировались и изрядно болели. Леська подогнала в машину песни Чижа, чтобы мы привыкали, вспоминали слова (память-то уже не та) и настраивались. Я лично песен их не особо и знала, ну самые яркие “А не спеть бы мне песню о любви” да “В каморке, что за актовым залом репетировал школьный ансамбль, вокально-инструментальный под названием Молодость…” Эх, много всяких песен, конечно, Чижом написано. Грустных и веселых, матерных и не очень. Но все о жизни. Баварские зеленые луга и поля сменились холмистой местностью — прям почти другое государство. А вот и Штуттгарт. Какая-то промышленная зона. Но пофиг, мы же не на город приехали смотреть, а Чижа слушать.

Припарковались около отеля, переходим дорогу, тут мужики какие-то идут и на нас глазеют. Баварцы так обычно не делают, поэтому Ксюха радостно воскликнула: “Вау, да тут нормальные мужики живут, на женщин заглядываются!” Мы начинаем хихикать, ибо всё равно же они ничего не понимают, а мужики в это время начинают между собой тоже неожиданно для нас говорить на русском. Ну а что делать? — слово не воробей. Это, можно сказать, комплимент им в данном случае.

Мы немного опаздывали, но концерт есть концерт. Нужно попудрить нос, накрасить губы и хоть немного расчесаться. Вёл на концерт нас, разумеется, навигатор google maps. Кратчайшим путем, через дворы и улочки. Вот город другой и всё, как будто совсем и не Германия. На самом деле архитектура домов совсем другая, действительно ощущение неБаварии. Город к тому же стоит на холмах, видны виноградники…

Мы пришли по назначенному адресу. Смотрим, около этого здания играет какая-то арабская музыка, а за углом курят турчанки с повязанными на головах платками.

— Девки, нам точно сюда! — радостно сообщила именинница, пока мы переходили дорогу. Внутри здания действительно было много турков или арабов, громко играла восточная музыка, какие-то официанты бегали с подносами с едой: все факты указывали на празднование восточной свадьбы.

Ксю в замешательстве смотрела на телефон и гугл-мэпс, который упрямо говорил, что Чиж прячется где-то здесь.

— А почему бы и нет? — сказала я, — я вот никогда не была на такой свадьбе, можем и здесь остаться.

Мы обреченно вышли из здания, на улице курил русский народ, поэтому в наших сердцах снова затеплилась надежда. Когда мы увидели машушего нам с возгласом “Оооо, Мюнхен здесь!” знакомого Николая, который занимается концертами, вообще вздохнули спокойно, поняв, что мы прибыли в верное место назначения.

Концерт Чижа, Штуттгарт

Чиж (солист Сергей) скромно сидел с гитарой на сцене и пел одну песню за другой. Периодически люди приносили ему записки с вопросами, на которые он лаконично и по возможности весело отвечал. У меня было ощущение, что мы пришли просто посидеть и послушать какого-то нашего давнего знакомого, и вот он приехал, и мы сидим все вместе, собравшись, подпеваем его песни. Прямо перед нами сидел мужик лет 40-ка, его так перло от музыки, что в нем, сидящем на стуле и активно поющем, танцевала, казалось, каждая клеточка его тела. Девчонки пили вино цвета мочи из пластиковых стаканчиков, я пила безалкогольный пивасик цвета чуть потемнее. Концерт становился с каждой минутой веселее, судя по реакциям и болтовню моих девочек. Их так развезло, что они решили непременно поехать после концерта в центр Штуттгарта, понятия не имея, ГДЕ мы вообще сейчас находимся, найти веселое диско (!) и тряхнуть стариной, точнее своим телом. Много раз, чтобы получился задорный танец. Куда мне деваться? Трясти стариной вместе с ними, разумеется.

Мы вышли на улицу, Ксюхи уставились в телефон в гугл мэпс в поисках бара или диско, который ещё не закрыт или уже открыт. Протискиваясь сквозь толпу, я воскликнула:

— О, трава, народ, у кого трава, дайте нам?! — пошутила я, ибо в “лесу было накурено”, и это были явно не турки, разговаривающие на русском.

Пока мы смотрели, куда нам ехать, к нам подошел пацанчик, по-товарищески приобнял и сказал:

— Девчонки, пошлите с нами. У нас пиво, гитара, русский рок, романтика, песни будем петь!
— Пошли! А куда? — радостно подпрыгнули деффки и уже поперлись следом за новым “другом”.
— А, тут за углом…
— За углом?! — возмутилась я, — Вы чё серьезно собрались идти за угол?! — пыталась образумить я своих пьяных бесшабашных подруг.
— Катька, ты чё, боишься, что тебя изнасилуют?! — поржала надо мной Оксанка.
— Да, я вот боюсь! — сказал во мне инстинкт самосохранения, выработанный четко и надежно ещё во времена моей орской молодости.

Девки дружно захихикали, будто намекая на то, что изнасилование в нашем возрасте можно воспринимать как комплимент и оказанную честь. Я поплелась за нашей дружной компанией в индустриальные дебри Штуттгарта в поисках русского рока, романтики и многообещающих приключений на задницу.

Мы пришли “за угол”. Десять часов вечера. Какой-то заброшенный темный закуток, по обеим сторонам — бетонные стены, в середине — заброшенные и давно заросшие рельсы, недалеко — многоэтажка. Вокруг — 12-15 мужиков, одна девчонка, ящик пива и — действительно ! — гитарист с гитарой. И мы.

— Проходите, садитесь вот на ДИВАН, — предложил нам кто-то по-хозяйски. В темноте, приглядевшись, я-таки узрела кучу какого-то хвороста, на которую, к моему удивлению, ломанулись мои девки и пытались усесться. И это — женщины за 30, матери…смутно промелькнуло у меня в голове, не желая никак в ней укладываться. Чего творит с людьми алкоголь. Или это я действительно такая шугливая и мнительная со своими страшилками и жуткими историями в голове?…

Я стояла у подножия этого “заугол” и не решалась идти на диван. Рядом со мной стоял какой-то пошатывающийся чувак с пивом:

— Пиво будете? — предложил он мне.
— Не, спасибо, я не пью.
— А у нас в машине винцо есть, открыть?
— Не-не, я ваще не пью. Отпила уже свое. — На что мой собеседник словно начал усиленно вглядываться в моё лицо в темноте, пытаясь, видимо, найти и разглядеть мою “отпитость”.

Гитарист и прочие певцы начали устраиваться — кто стоя, кто сидя на пеньках — напротив “дивана”, ну то бишь зрительниц. Мне ничего не оставалось, как тоже пойти на это ложе. Слушать и петь русский рок. Пацаны запели офигенно, надо сказать, абсолютно не хуже Чижа. Очевидно, они часто тренируются и дают вот такие диванные гастроли. Видимо, на звук гитары и многочисленные басы начал подтягиваться народ. Неподалёку от нашего дивана, на котором сидели, не шевелясь, четыре оренбургских девчины, стояла уже приличная толпа и подпевала песням ДДТ, Мальчишника, Цоя, Сектора газа, того же Чижа…

“…Взлетев на прощанье,
кружась над родными,
смеялась я, горя их не понимая,
Мы встретимся вскоре, но будем иными…
Есть Вечная Воля. Зовёт меня стая…”

“…нас окутает дым сигарет,
Ты уйдешь, как настанет рассвет,
И следы на постели напомнят про счастливую ночь”

“…он не помнит ни чинов, ни имен,
Он способен дотянуться до звёзд,
Не считая, что это лишь сон,
И упасть опаленным звездой
По имени Солнце…”

Пацаны (не те, что певцы, а те, что скорее с бутылками) решили сесть между нами, девочками. Ибо так теплее. Пришлось двигаться.

— Как вы тут блин сидите?! Ветки же колючие и в ж@пу втыкаются!
— Ну ты, главное, сядь поудобнее и не шевелись, — засмеялась я, глядя на соседа с бутылкой справа.
В это время ребята пели «Лирическую», я вовсю подпевала.
Сосед спросил меня:
— А кто это пел?
— Высоцкий, — сказала я и подпеваю дальше.
— Ты че и такие песни знаешь?!

— …Эх, девчонки, где же вы были пару лет назад!? — грустно протянул Леськин собеседник.
— А что?
— Моя девушка ни в какую русский рок слушать не хочет, а вы еще и все песни знаете. Она меня на Октобефест постоянно таскает, а я не хочу.

— Кабана, кабана, давайте кабана, — вопила Ксю, имея в виду небезызвестную песню Сектора газа. — Я ядрёный как кабаааааан!…

Когда гитарист заиграл знакомые аккорды, а два лысых певца затянули басом “Кабана”, Ксю всем своим видом и телом выражала эмоции счастья. Мне казалось, она сейчас его завалит и покроет поцелуями от переполняющих её эмоций. Да, иногда женщину можно сделать счастливой именно таким непредсказуемым образом.

После 2,5 часов песен, а гитарист реально знал ВСЕ те, которые знали мы (но все его песни мы не знали), мы все засобирались расходиться. Мы — в наш отель, пацаны ставили пустые ящики с бутылками из под пива назад в свой микроавтобус около “зауглом”, они были, как оказалось, из Ульма (близлежащий небольшой город недалеко от Штуттгарта).

— Девчонки, давайте хоть номерами обменяемся?! Вместе к озеру на гриль будем ездить?
— Семьями дружить? — спросила я, — ибо почти все, судя по кольцам, были женаты. Кроме спрашивающего.
— Далеко однако, нам из Мюнхена на гриль ехать, — отшутилась Леська. Все понимали, что никто никого больше не увидит. Попели и ладно. Ксю по пьяни таки оставила свой телефон.

— А прикиньте, я когда мимо вас проходил, — сказал один из наших соседей по дивану, думаю, позову девчонок, ну нам же зрители нужны, ну и с девчонками веселее! Потом смотрю — нееее, бесполезно, такие за угол не пойдут. А они взяли и пошли!!!

Мы дружно расхохотались.
Вот-вот, я тоже от нас не ожидала, что мы пойдем просто так за кучей взрослых мужиков и гитарой за угол, а мы вот да… как же без приключений?!

Мы распрощались, поблагодарили сердечно за сей необыкновенный концерт за углом, побрели назад к отелю, где вчетвером ещё продолжили наш девичий банкет. Пляски, песни хором и кувырки по всем четырем кроватям под “Тополиный пух”, “Медляк”, Петлюру и, разумеется, Сектор газа…

Интересное восприятие тех же самых песен, но с совершенно другого ракурса: вроде и какая-то ностальгия, юношество, но и одновременно такое четкое осознание: насколько нас с детства программирует культура на жертвенность и страдание, пафосность в чувствах. Мы привыкаем к понятию “любви” как чему-то выстраданному, трагичному, часто недоступному, тому, что нужно заслужить. А вовсе не ощущение бесконечного счастья и наполненности радостью, от которой прёт и которой хочется делиться. И об этой трагичности — большинство песен российской и советской эстрады. По крайней мере так было. Сейчас вроде ещё много секса добавили, особенно судя по клипам. Хоть реферат об этом пиши. Да даже на курсовую потянуло бы. “Жертвенность и концепт безответной и/или несчастной любви как основа российской ментальности”. Это, товарищи, было бы очень серьезно, это вам не диванная лирика 😉

Рассказы из жизни: Das ist fantastisch. Поделиться этим рассказом в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *