А не заигрался ли Я в духовность?

Бóльшую жесть своей детской жизни я провела с бабушкой, прабабушкой и дедом. У нас всегда, несмотря на советские времена, в квартире были иконы. На кухне в углу был такой некий прабабушкин церковный уголок. С лампадкой, ликом Божьей Матери, Иисусом и Николаем Чудотворцем. Последнего бабушка моя до сих пор очень почитает и “уважает”, как она говорит. Потому что он ей много раз помогал в том, что она просила.

А началось всё “уважение” и вера в чудеса Чудотворца в её детстве: у бабушки, когда она была еще ребенком, были цыпки на руках — это такие воспаленные пятнышки, которые вызывают жуткий зуд. Никакие средства — ну по тем временам и возможностям — не помогали. И вот однажды на улице, когда она играла, к ней подошел какой-то старец, посмотрел на её руки и сказал, чтобы она посчитала свои цыпки и на дощечке сделала столько же зарубков. А дощечку сожгла в печке. Как вы понимаете, эффект был налицо. Цыпок как не бывало.Прабабушка (ее мама), будучи всегда очень верующей, сказала, что это сам Николай Чудотворец приходил к ней в образе старца.

Лампадка в том самом церковном углу зажигалась в церковные праздники. Ну или когда кого-то поминали. Бабманя (моя прабабушка Мария) очень почитала всякие церковные праздники и запрещала в эти дни всем делать что-либо по дому: работать запрещалось, проводить такой день следовало в праздновании Бога. Бог мне всегда казался очень серьезным мужчиной, каким-то чудесным образом успевающим бдить за всеми своими земными чадами. Бабушка мне была одновременно моей крестной матерью, охотно совмещая в себе эти роли. Она часто рассказывала о том, как они тайно меня крестили: дед привез всех своих женщин (бабушку, прабабушку, — то бишь его тещу — мою маму и меня) к церкви. Церковь в те ещё советские времена вроде бы тогда была одна на весь Орск: такая маленькая, неприметная, с виду как обычный жилой дом, безо всяких куполов, сразу и не найти её было среди частного сектора Старого города. Дед с мамой в машине сидели, ибо маму с института запросто могли попереть за сие действо антипартийное.

Начиная с первого класса (и в принципе до 11-ого), я «обязана» была перед школой причащаться, т.е принимать причастие. А потом ещё и исповедь добавилась. Именно благодаря этим событиям, как считала бабушка, я была через батюшку Богом благословлена, у меня в школе были хорошие оценки и тяга к знаниям. Отец, напротив, в то время был некрещеным и “неверующим”, и всегда считал мою хорошую учебу СВОЕЙ заслугой, ибо он всегда говорил мне, что я должна быть везде “первой”. Прям Сусанина из меня готовил.

Ну так вот, возвращаясь к теме церкви. Мне всё это, конечно, не особо нравилось. Я с Богом-то, конечно, иногда общалась. Мысленно. Односторонне. Он мне как-то не отвечал. Ну и ладно, у него же дел много, да и рта и голоса у него как у людей нет. И даже знаки ведь не подавал, когда просила. Хотя всегда помогал в тех сутуациях, где я сама в себя верила, трудилась и считала себя достойной и «заслуживающей». По вере вашей да будет вам — так и есть, оно действительно работает, если все искренне и от сердца. Но вот все эти ритуалы и правила поведения, которые устанавливали батюшки, мне совершенно не нравились. Мне казалось, что они библию как-то не так прочитали. Или язык какой не так поняли. А особенно мне не нравились ритуалы целования их рук и процедура покаяния в грехах на исповеди.

“Ну вот как так? — думала я, — ведь он обычный человек. Он даже не монах, ему жениться можно. Ну и что, что в церкви служит. Ну почему я ему руки должна целовать (особенно после 100 человек, до меня их целовавших) и всё рассказывать, каяться в том, в чем я, будучи ребенком, перед Богом “провинилась”? Я, может, Богу хочу напрямую рассказать? Так разве нельзя? Батюшка что, Богу это быстрее и доходчивее как-то передаст? Оптом от всех сразу? И вообще откуда у него такая власть прощать и отпускать грехи? Неужели Бог наделяет их таким правом? Это они в семинарии что ли такому учатся? Это, получается, всю жизнь надо к ним ходить, ибо они говорят, что всё равно все мы грешники. Можно тогда уж НАГРЕШИТЬ так нагрешить, ведь потом батюшка всё равно отпустит.”

Да, бесспорно, есть праведные священники. Но меня всегда смущал факт наличия дорогих машин и самых шикарных домов в округе, которые принадлежали именно “батюшкам”. Т.е. Старые бабусечки, неся в церковь свои последние копейки, обеспечивают ему нехилое существование. Говоря о Царствии Небесном и о спасении души своей, я честно говоря, не видела, где батюшка спасает душу свою, “скромно” подставляя руку для поцелуев прихожан. Разве не в этом его гордыня, заносчивость? Разве не в этом его возвеличивание себя над другими людьми? И почему ему так важны блага мирские? Причем одни из самых дорогих мирских благ. Где здесь духовность? Позже, уже будучи намного взрослее, когда я узнала от мальчишек, что батюшки ходят с девками в сауны, окончательно подорвалась моя и без того очень зыбкая вера в оных светлых посредников между мной и Боженькой. И в церковь как таковую. Как организацию, созданную людьми в первую очередь для своей собственной славы, поклонения, сбора денег и власти. Как и большинство “духовных” организаций, кружков, групп, сект, духовных наставников и учителей наших дней. Суть человеческая не меняется. Меняются декорации, но суть остается прежней… Она слишком падка на блага этого мира, она слишком легкособлазняема.

…Сегодня, перед отъездом из Свято-Троицкого монастыря я зашла еще раз в церквушку подойти к мощам Александра Свирского. От них и правда исходит неимоверная сила…у меня сразу начала покалывать сердечная чакра с обеих сторон и сзади. И на голове словно даже волосы зашевелились. Ну это, конечно, сугубо мои личные ощущения. В этот раз я осознала вот что: у нашей Души есть только один план — чтобы мы стали Человеком в этой жизни, стали теми, какими нас задумал Бог по подобию своему. У Души есть много путей, как нас через разные ситуации — в том числе через соблазны этого мира (выдаваемые нынче за роскошь и изобилие как яко бы показатель «духовного развития» человека) — привести к освобождению от наших желаний, от привязок к материальному. А мы приходим и об этом самом материальном просим, ведь даже здоровье является материальным.

Александр Свирский
Свято-Троицкий монастырь. Нетленные мощи Александра Свирского

Каждый раз, когда вы думаете, что вы хотите “служить людям”, задайте себе пару вопросов, на которые вы себе и только себе сможете ответить честно: а буду ли я служить людям, как любит говорить наш ум, если мне за это никто ничего не будет платить материального? Зачем мне магические знания и умения на самом деле? Исцелять родных и близких, а разве вам это решать? Уж не стремлюсь ли я владеть каким “секретным” знанием исцеления, владеть духовной силой, чтобы в конце концов владеть богатством, властью и контролем над себе подобными, чтобы еще раз подкормить свою гордыню, чтобы сравнивать себя с другими “духовными” и уж тем более “недуховными”? Не хочу ли я стать «свободным» в понятиях лишь этого мира, ведь свободу и независимость здесь дают только деньги и власть? Не хочу ли я возвыситься, привлечь к себе внимание? Не пытаюсь ли я самоутвердиться, чтобы хоть как-то выделиться из толпы, стать особенным и занять свою особую нишу в этом мире?

А главное — спросите себя, а не заигрался ли я в духовность, гонимый на самом деле желаниями системы, а не стремлением познать через себя Бога?…

Старая Слобода, 15.03.2018

Старая Слобода, Свирское
Церковь с мощами Александра Свирского
Старая Слобода, Свирское
Старая Слобода, Свирское
Рассказы из жизни: Das ist fantastisch. Поделиться этим рассказом в соцсетях:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *